Таэлле
sugar and spice and everything nice
Сходила на книжный салон; впечатление неплохое - есть на что посмотреть и что выбрать даже при условии, что куча стендов - это детские издательства, которые я автоматически пропускала, и довольно много дорогих "больших" книг - альбомов, нарядных изданий классики... Из тех, кого навещала в прошлый раз, отсутствует только "Европейский дом", но я не уверена, живы ли они еще - там было-то полтора человека в издательстве, насколько я знаю. Знакомый, который там торгует, говорит, что пока по выручке выходит не меньше, чем в прошлом году.

Прелести современного книгоиздания: на стенде издательства "Алетейя" спрашиваю, есть ли у них Ружевич. Алетейская дама мне говорит, что нету, "а вот мой телефон на листовке, вы мне позвоните". А, говорю я, понятно, а то сложно понять, где вас искать. "А вот по телефону и искать! А то он у нас лежит, никто не заказывает, потому что не знают, что это такое". Я ей говорю, что в прошлом году ходила на презентацию этих самых переводов Ружевича, и тогда ждали от них человека с книжками, но не дождались - и она мне отвечает, что ей неверно назвали время, и она туда приехала на такси с книжками (ну да, у них тоже полтора человека), когда не только все разошлись, но уже и библиотека начинала закрываться. "И вот," говорю я, "остались вы с Ружевичем, а мы без Ружевича..." Она смеется.

Пока мы обсуждаем нарушение круговорота Ружевича в природе, подходит женщина и спрашивает, нет ли у них Василия Головачева. Я удивляюсь, но думаю - мало ли, может, их несколько на свете. Алетейская дама уточняет, из какой это области. "Фантастика!" - говорит потенциальная покупательница, ничуть не смущаясь тем, какого рода книги лежат перед ней. Алетейская дама говорит, что у них фантастики не бывает, и отбивается от возражений типа "А мне сказали, что это у вас!". Когда читательница Головачева уходит, алетейская дама рассказывает, что сегодня уже третий раз ищут что-то странное и уверенно спорят, что "Это у вас", и один раз она добилась пояснения, что какой-то магазин в соседнем ряду говорит страждущим: "А это в Алетее". Я сразу представила себе замотанного продавца, говорящего настойчивым покупателям: "А идите вы... в Алетею!"

Купила шесть книг, кое-что присматривала на "вернуться и посмотреть" - много мемуаров, много краеведческой литературы и литературы о войне; довольно много открыток, особенно на стендах музеев, а Публичка так вообще блокноты с иллюстрациями из манускриптов на обложке продает - но тут я дошла до стенда НЛО и ресурсы мои закончились. Хотя в целом я на ярмарках предпочитаю брать книги мелких издательств, которых нигде особо не найдешь, но НЛО такая штука, что обычно хочется скупить треть витрины.

Развлечения неоднозначные: внутри объявляют выступление Эдуарда Кочергина, писателя и главного художника БДТ, снаружи на трибуне некто разъясняет планы и умыслы нового армянского лидера Пашиняна. А на пути на салон, на Малой Садовой, стоят телефонные будки "Позвони поэту" - заходишь, снимаешь трубку, нажимаешь кнопку и слушаешь, как выбранный поэт читает свои стихи. Три будки, в каждой по шесть стихотворений - я вспомнила Джаспера Ффорде с сонетными автоматами.