Записи с темой: Книги (список заголовков)
08:08 

sugar and spice and everything nice
Все-таки больше всего мне не нравится панкеевская система классов и то, что она с ней делает, в отношении бардов. Там как-то довольно обстоятельно демонстрируется, что бард - это такое бесполезное чмо, только очень милое и декоративное. У барда есть Огонь - который вовсе необязательно сопровождается какими бы то ни было способностями; но при этом нам регулярно рассказывают, что барды - это такие люди, которые неспособны работать (кроме как порывами творчества), неспособны заботиться о себе, их нельзя пускать ни на какую опасность и так далее и тому подобное.

И да, конечно, Эль Драко как-то жил - хотя, возможно, за счет всепобеждающей харизмы (и вовремя нанятого господина Пуриша), и мама Эль Драко не производит впечатления беспомощной истерички, но это-то все на заднем плане, а на переднем у нас Ольга, на переднем у нас Жак и всякое прочее милое веселье. Такое ощущение, что если ты попадешь на Дельту и у тебя обнаружится Огонь, проще сразу повеситься. Ну или завести высокопоставленных друзей.

Тема "юные эльфы беспомощны" проводится почти так же активно, как с бардами, но оно еще и развивается в печальную сторону - затянутый подростковый бунт Мафея еще ладно, но Орландо из обаятельного предводителя повстанцев в первых книгах все дальше и дальше превращается в ненадежную марионетку на троне - может, конечно, автор это и хотела показать, но как-то уж ... грустно совсем.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги

19:31 

sugar and spice and everything nice
Перечитываю тут кусками панкеевские книжки. Думаю про всякое. Про Ольгу, например - у меня к ней сложное отношение. Ну это понятно почему - Ольга как бы "точка входа" для читателя, тот персонаж, с позиции которого воспринимаешь мир, и с которым должно быть проще всего идентифицироваться. И поначалу, томе где-то в первом, читаешь и радуешься, действительно - славная девочка, умная, веселая, с людьми хорошо сходится...

А чем дальше, тем больше раздражает - потому что непонятно, а что вообще не так-то? Меня, помнится, на момент после середины цикла уже очень сильно раздражало, что она вообще непонятно чем занимается - между библиотекой, из которой она ушла во второй книге, и театром, который появился книге, кажется, в восьмой, она периодически влипает в неприятности, а что она делает в промежутках? Такое ощущение, что разве что бухает с друзьями. Сразу думаешь - ну тут неудивительно, что человек влипает, удивительно было бы, если б не влипал.

А тут я вторую книжку перечитываю. Я успела уже забыть, что Ольга после первой ночи с Кантором пыталась покончить с собой; и тут она даже словами говорит, что именно ей не так, только понятнее не становится - такое ощущение, что не так _все_. И что это связано не с переселением (наоборот, кстати, переселение там подано в ключе "и тут я думала, что в сказку попала... а, нет, все как обычно").

Теория, что не так, есть у Кантора - он считает, что Ольгу сжирает ее не-применяемый Огонь. И советует ей хоть что-нибудь творить, чтоб сбросить напряжение. Но она творит, кстати, она же стихи пишет - или только потому она все же не свихнулась пока?

Но с Огнем я тоже не понимаю, кстати. Там странная теория этих классов - Огонь и Тень очень бодро привязывают к типу характера, а не просто к профессиональной склонности, но при этом ведь та же магическая Сила на характере не отражается, это просто способность к магии. И что такое вообще абстрактный Огонь? "Тянет чего-то творить, не знаю чего?" Это вроде тех творческих натур, для которых "Путь художника" писан?

@темы: и вправду размышляю вслух, книги

01:10 

sugar and spice and everything nice
Читаю книжку "Сто замечательных финнов". Натолкнулась на такую вот цитату:

"Куусинена по-прежнему тяготили финансовые проблемы, причем настолько, что Суло Вуолийоки недоумевал, почему тот не в состоянии одним махом разрубить этот узел, как это делают настоящие финны."

... а самого интересного не рассказали: а КАК это делают настоящие финны?

@темы: книги, Финляндия, смешная штука жизнь

21:15 

sugar and spice and everything nice
Вспомнилось сегодня - я уже писала, что во "Властелине колец", несмотря на всю мою хоббичью натуру, самые любимые и вызывающие трепет моменты - это "Он был молод, новый король Рохана", ну и "Рохан все-таки пришел".

А вот в книжках про Дерини - это "Уважаемая королева-мать, по-видимому, забыла, что ровно четырнадцать лет и один час назад она подарила миру сына".

@темы: книги, фэнтези

02:55 

И я тоже... с бензопилой

sugar and spice and everything nice
Записки гайдзина с бензопилой
Холостячка: тайная история одиноких женщин двадцатого века с бензопилой
Как стать японцем с бензопилой
Братья Нокс с бензопилой
Реконструкция наций: Польша, Украина, Литва, Беларусь с бензопилой

... хм.

@темы: книги, лемминги маршируют

21:56 

sugar and spice and everything nice
Тем временем я прочла два романа из вбоквельной серии Флинта и Вебера про КашА, Зилвицкого и борьбу с работорговцами.

Наверное, оно лучше понятно, если параллельно читать основную серию про Хонор, но я не буду. Мне и так неплохо. А происходит у нас вот что - по инициативе (во многом) Виктора КашА освобожденным рабам отдают их собственную планету. В первой книге эту планету, собственно, освобождают, а во второй - спасают от потенциальной угрозы (и больше сообщают нам об истинных намерениях Месы). Я знала, что Берри станет королевой этой планеты, и заранее шипела на Вебера с его монархическими пристрастиями, но в данном конкретном случае меня, пожалуй, убедили - ОК, королева там пригодится. И именно такая, как Берри. И без всякой аристократии, конечно (кстати, мне вообще понравились в первом томе разговоры о политике и политическом устройстве, они выглядели естественно, работали на сюжет и характеризацию персонажей и при этом не были прямым инфо-вбросом).

Но если меня убедили, что Берри годится в королевы, шпионка Рут меня несколько... озадачила. Не, я могу поверить, что в двадцать три года можно быть суперталантливым хакером, гикнутым на политике и с неплохими аналитическими способностями - но вот что после покушения на нее и гибели всех ее охранников она немедленно и четко проанализировала всю ситуацию - это немножко перебор, она должна была быть в шоке. Но шуточки во второй книге, когда любые культурно-исторические отсылки она интерпретирует в политически-гиковском ключе, меня улыбнули ("Данте сказал..." - "Кто такой Данте?" - "Он имеет в виду Теодора Данте, главу служб безопасности на планете такой-то")

А, и меня смутило, как они бодро сделали себе эти операции на внешности. Хоть они и обратимые.

Антона не очень много (подозреваю, вся история с его разборками с Командорски в основных книгах), но мило; Виктор хорош, и мне в принципе нравится его роман с Тэнди - но по-моему, в первой книге многовато внимания было ему уделено, и кто-то из авторов слишком старался показать, что Тэнди настоящая женщина и у них настоящий роман, и все такое. Зато мне нравятся отношения Тэнди с ее амазонками и вообще то, как амазонки постепенно обретают собственные характеры.

Луис Рожак - мой новый любимец в этой серии! Ну нравится мне читать про суперкомпетентных людей, которые при этом не сволочи (а то, что он любит готовить, меня вообще умилило. Ну и то, что он пришел на помощь Торч, вообще здорово. Хочу про него больше).

Линия про Месу начиналась скучновато - много незнакомых людей, к которым нет симпатии, но Джек мне быстро понравился. Больше, чем Эрландер. И понравилось, что ход его смены мнения был медленный и от частного к общему - убедительно. Жалко, что так с ним вышло... Но он все правильно сделал.

Но я не хочу, чтобы Виктор больше не был шпионом. Что он делать-то будет? (нет, он найдет, конечно... Вообще он мне напоминает сэра Перси Блэйкни - та же гипер-адаптивность и вера в свои способности как основные факторы, позволяющие персонажу делать то, что он делает)


Третий том вроде уже вышел, но у меня его нет. Пойду таки читать про Циннабар - вроде мне еще не надоели космооперы.

@темы: книги, о прочитанном

19:44 

sugar and spice and everything nice
*все еще посреди Torch of Freedom* Виктор, конечно, сбежал из правильного советского романа. Про чекиста с холодной головой и горячим сердцем (да и Кевин, наверное, в чем-то тоже - а вот Джинни и ее чувство юмора там представить уже сложнее). Может быть, именно поэтому он вызывает у меня что-то сродни умилению.

Но вот очень характерно видна в историях про Хэвен проблема с революциями. На революцию должен работать кто-то вроде Виктора - тогда она не превратится в кошмар; то есть революционное правление во многом требует идеальных людей. Все остальные варианты правления куда адаптивнее.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги

15:21 

sugar and spice and everything nice
*посреди Torch of Freedom* Я не собираюсь нагонять основную линию романов про Хонор, но какого черта? Что там за война опять? У меня отчетливое ощущение, что Вебер подошел к Флинту после "Короны рабов" и сказал: "Эрик, дружище, ты славно накрутил тут, но это моя франшиза, и Хэвену не положены политические победы над Мантикорой".

Причины болеть за Хэвен: (а) Мантикора - монархия. Да еще и с аристократией (ок, я могу купиться на монархию а-ля Торч, но полный расклад со всем этим цирком???); (б) Мантикора - Мэри-Сью государственного масштаба; (в) приличные персонажи с Хэвена живые и про них лучше пишут. Даже Вебер про них лучше пишет, кажется.

@темы: книги

13:30 

sugar and spice and everything nice
Я сказала, что хочу перечитать Дэвида Дрейка про Циннабар, после чего очень логично перечитала парочку антологий Вебера и компании про Хонор Харрингтон.

С Вебером все сложно, как всегда. Я люблю милитари-космооперу и люблю боевки, но... вот новелла "Мичман Харрингтон" типичное оно. Хонор в первом плавании такая маленькая, а уже Хонор - уже до нее докапываются злобные враги, пока она спасает корабль своими талантами, а тем временем все остальные персонажи заинтересованно обсуждают то, какая она особенная и уникальная. Поэтому когда в четвертой антологии я прочла новеллу про приключения Хонор и Кардонеса через некоторое время после "Станции Василиск", я даже удивилась, что Кардонес особо не разливается соловьем про необыкновенность Хонор... угу, потом посмотрела: эту новеллу внезапно не Вебер написал.

Больше всего мне и при перечитывании понравились новеллы Эрика Флинта. И особенно Виктор КашА - Зилвицки-то несколько страдает синдромом Хонор, и персонажи обсуждают, какой он особенный, и как он особенный из-за места своего рождения. Как-то в этой вселенной регулярно географический мэрисьюизм. Вон, читая "Тень Саганами" в свое время, я пришла к выводу, что не только Хонор мэрисью, но и вся Мантикора разом. Уж такая она особенная. Поэтому сразу хочется читать про Хэйвен. ... почитать, что ли, вбоквелы про Каша и Зилвицки, хоть они и в соавторстве с Вебером? Я бы еще про Элоизу Притчарт почитала, но про нее, кажется, только в основных романах, а на это я не готова.

Что еще? Древесные коты мне по-прежнему скучны. Не знаю, может, мне просто Нимиц не нравится? (интересно, если б я перечитала сейчас Мерседес Лэки, меня бы раздражали Спутники? Один ведь черт... Хотя бы мой любимый роман про Вальдемар можно, наверное, как-нибудь, там всего этого меньше). У его отношений с Хонор вечно такой.... оттенок подстебывания, который почему-то часто появляется у героинь современного фэнтези с каким-нибудь другом-и-наставником. Мичман Хернс с Грейсона - такая Хонор-дубль-два, даже не смешно. Только что без кота. Но мне понравился капитан в том рассказе и то, что он не враг-и-мировое-зло, и девочка зря на него так крысилась. "Юмористические" рассказы... про грейсонский корабль неудачников было сначала смешно, а потом не смешно - потому что как-то непонятно, и что дальше, и что за флот, в котором такое существует. Про женщин с Масады - хорошо, но мысль о том, что Джудит потом вышла за принца Майкла, угнетает, потому что хотелось ей своей отдельной жизни.

В общем, как я и сказала, все сложно.

@темы: книги, о прочитанном

21:15 

sugar and spice and everything nice
Наткнулась тут на аннотацию...

The Empress of Japan has enlisted the aid of relationship expert Malia Isakawa to help find out why her thirty-year-old son, Hiroshi Yamaguchi, hasn’t stepped up to the plate to get to know his fiancée, Rika Takaki. In two weeks, Rika will be eighteen years old, and Chiе and her husband plan to officially announce the engagement to the world.

Hiroshi has never done what is expected of him. He takes one look at Malia Isakawa and falls head over heels in love with the African-American beauty, and suddenly the fate of the Japanese Empire might be in jeopardy.

Malia, on the other hand, has always considered herself a professional and didn’t plan to become the love interest of not only one but two Japanese princes. Can she fix this mess, or will she not only cause an international scandal but also break up a family?


... спасибо, читать уже не надо, мне и так хорошо.

@темы: книги, смешная штука жизнь

19:59 

sugar and spice and everything nice
А еще внезапно захотелось перечитать серию про королевский флот Циннабара. Тем более, там уже восемь книг, а я, кажется, только четыре читала.

Кстати, рекомендую: это, натурально, Обри и Мэтьюрин в космосе. Кого такие вещи раздражают, тому, конечно, не пойдет - там _совсем_ Обри и Мэтьюрин, у них космические корабли используют специальные паруса и главгерой обладает особым чутьем к их установке. И так далее. Только натуралист там "Обри", а не "Мэтьюрин". Но мне доставляло массу удовольствия, и оно в целом пободрее (у О'Брайана меня дико угнетало то, в какие дурацкие неприятности Джек вляпывался на суше), и вообще, "Мэтьюрин" там женщина, и нет, у них нет романа (и надеюсь, что и не завелось, пока я отвлеклась).

@темы: книги

12:45 

sugar and spice and everything nice
Прочитала "Московских сторожевых" Ларисы Романовской. Интересная книга... хотя по-настоящему меня захватило к самой последней части, ну да оно так часто бывает. Нестандартная концепция "городских ведьм". Но какое же от книги ощущение общей неприкаянности, какое-то полное отсутствие уюта: как-то он словами-то поминается, а ощущения не оставляет. Я от городской фэнтези про ведьм иного ожидала: впрочем, возможно, это связано с нестандартностью концепции этих самых ведьм, которые почти полностью завязаны на человеческие взаимоотношения, а не на мир.

Ну и, конечно, представить, что все это реальность (я так иногда делаю с городским фэнтези) - жуть жуткая, наверное, еще больше, чем в "Гарри Поттере": там волшебники лезут к людям в сознание мощно, но мельком, к тем, кто им случайно попадется, а тут целая культура такая - ходит и причиняет чего-нибудь окружающим, да еще и ищет, кому бы еще причинить, вот все эти Лены, Жеки и Марфуши со всеми их милыми особенностями.

@темы: книги, о прочитанном, фэнтези

17:45 

sugar and spice and everything nice
Читая истории о столкновении магического и человеческого, я всегда ощущаю себя на стороне человеческого. Это очень забавно влияет на отношения с читаемым, потому что большинство авторов (и читателей?) по нынешним временам явно ощущают себя заодно с магическим.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги, личное

02:08 

sugar and spice and everything nice
Забавно: фанфики о реальных людях меня преимущественно не беспокоят.

Исторические романы - тоже, хотя я их на самом деле не очень люблю - историко-приключенческие да, а исторические - я лучше биографию почитаю.

Но я очень почему-то не люблю roman a clef; а современная российская фэнтези, похоже, их очень любит - и, частенько, в традиционном понимании, подразумевая лиц, и, почти всегда, подразумевая страны и обстоятельства (не "условно-европейское средневековье", каким грешит почти вся мировая фэнтези, а совсем конкретно с национальными приметами.

@темы: фэнфикшн, книги, и вправду размышляю вслух

03:22 

Продолжаю читать Снайдера

sugar and spice and everything nice
Так вот, про Вильнюс.

Поскольку это все очень сырые записи, уберу-ка я их под кат.

Параллельно откопала в своих файлах и перечитала статью о жизни доктора Якова Выгодского, отца Александры Бруштейн и прототипа отца Сашеньки в "Дорога уходит вдаль". Предсказуемо ревела. Бруштейн, конечно, для советского читателя много какие темы обошла молчанием - я сто лет не перечитывала, но мне запомнилась семья Яновских довольно отстраненной от еврейской культуры - но дух и силу характера она сохранила. Черт возьми, какой человек...

@темы: история, книги, конспекты

23:18 

sugar and spice and everything nice
В детстве, на даче у бабушки с дедушкой, я читала, разумеется, _все_. В имевшееся _все_ входили старые журналы и кое-какие книжки - почему-то преимуществено позднесоветские про шпионов. Ну знаете, как доблестное КГБ отлавливает жалких неудачников, продавшихся ЦРУ. Но одна книжка, хоть и "про шпионов", из этого ряда выделялась. Это был роман Богомолова "В августе сорок четвертого", который я несколько лет, кажется, перечитывала каждое лето...

И больше всего мне там запомнилось ощущение места. Я даже не могла сообразить, где все происходит - ну то есть в западной части СССР, конечно, но очень ярко осталось ощущение мешанины, места без границ, словно лоскутного одеяла разных стран, разных классов - от пожилой польки с портретом Пилсудского до нищих белорусских крестьян. Наверное, оттуда у меня осталось чувство, что Центральная Европа - неведомая земля, в истории которой плохо помогают разобраться школьные курсы как российской-советской истории, так и истории европейской (там у меня, честно говоря, уже даже с Германией все сложно было - может, Англию и Францию помогли закрепить в памяти Дрюон и Дюма?). И обрывки про эти неведомые земли периодически где-то всплывают в круге информации - вспоминаю сборник статей по Белоруссии, из которого я впервые узнала про партизанскую бригаду братьев Бельских, например.

В общем, я всегда чувствовала, что надо в этом разобраться, а в последнее время и жизнь к этому мотивирует. Вот я и пытаюсь... в общем, я попробую тут кое-что записывать, мне так проще систематизировать информацию - и возможно, кому-то еще это пригодится. Поскольку вопрос это политический и всегда был политическим, я иду от англоязычных авторов как менее ангажированных и стараюсь по ходу дела дополнять информацию и проверять ее с разных сторон.

На Тимоти Снайдера, американского историка из Йеля, я наткнулась через его статьи об украинских событиях, а с тех пор почитала и более давние его статьи, поэтому очень обрадовалась, когда добралась до его книг. Он пишет как раз об этой территории между Германией и Россией на протяжении ранней новой и просто новой истории, и одна из его основных тем - это то, что государства, существующие на этих территориях, стали более-менее мононациональными только в середине двадцатого века, и не стоит об этом забывать.

Я сейчас читаю книгу Снайдера "Реконструкция наций": она посвящена развитию наций на территориях, ранее принадлежавших Речи Посполитой (впрочем, он заранее извиняется, что русских, немцев и евреев будет упоминать только постольку-поскольку - история русских и немцев в книгу не влезет и вообще не совсем о том, а вектор развития евреев как нации лежал в другую сторону). Он берет ситуацию с Речью Посполитой и то, на каких принципах она была построена, и рассматривает развитие вовлеченных в это наций до конца 20 века (конечная точка - вступление Польши в НАТО в 1999 году как окончательное подтверждение "западного" фактора ее развития - в противовес "восточному" направлению Речи Посполитой).

В целом он обращает внимание на известное дело - смену определения нации. В Речи Посполитой нация была скорее политическим и языковым вопросом, а постепенно мутировала в сторону крови и религии (это, если у меня правильно уложилось в голове, он так говорит в начале книги, но на самом деле он показывает, что язык тоже очень важную роль играл); и нынешние нации поэтому по-разному трактуют свое прошлое и по-разному используют его для нынешних нужд.

И в первой части он это рассматривает на примере Вильнюса и вопроса о его национальной принадлежности (и, естественно, истории Литвы при этом). Это меня сразу дополнительно заинтересовало, потому что мама недавно перечитывала "Дорога уходит вдаль" Бруштейн и спрашивала меня удивленно - это Вильнюс? А где в нем литовцы?

... пожалуй, продолжение следует - я хотела написать сразу про первую часть, но уже устала писать.

@темы: история, книги, конспекты

22:18 

sugar and spice and everything nice
08.03.2014 в 21:38
Пишет Capra Milana:

8 Марта - да здравствует феминизм!
Гражданке и граждане, сестры по оружию и братья, товарищи и просто читатели!
Восстанавливаем, обновляем и добавляем.
В этой записи собраны все материалы нашей библиотеки, относящиеся (так или иначе) к "женскому вопросу" и женскому движению в самом широком понимании.


Галина Иосифовна Серебрякова
ЖЕНЩИНЫ ЭПОХИ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

М.: государственное издательство художественной литературы. 1958. 160 с.


оглавление


Эмма Адлер
ЗНАМЕНИТЫЕ ЖЕНЩИНЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1789-1795 гг.

Перевод с немецкого Казимира Казимировича Богдзевича
М.: Товарищество типографии А.И.Мамонтова. 1907


оглавление



Марк Вилье
ЖЕНСКИЕ КЛУБЫ и ЛЕГИОНЫ АМАЗОНОК

Перевод с французского Юрия Михайловича Стеклова
М.: книж.изд-во "Современные проблемы". 1912


оглавление


Адриан Лассер
КОЛЛЕКТИВНОЕ УЧАСТИЕ ЖЕНЩИН в ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Перевод с французского Эльт
С.-Петербург: типография И.Г.Брауде и К


оглавление

Екатерина Николаевна Щепкина
ЖЕНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ в ГОДЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

с предисловием А.Коллонтай
Петербург: Первая государственная типография, Гатчинская, 26. 1921





Олимпия де Гуж
Декларация прав женщины и гражданки

перевод с англ. и франц.




Криста Вольф
Нет места. Нигде. Тень мечты (Каролина Гюндероде)




Линн Абрамс
ФОРМИРОВАНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЖЕНЩИНЫ НОВОЙ ЭПОХИ. 1789-1918

Перевод с английского Елены Незлобиной
М.: изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2011





Иван Сергеевич Книжник-Ветров
РУССКИЕ ДЕЯТЕЛЬНИЦЫ I ИНТЕРНАЦИОНАЛА и ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ

М.-Л.: Наука. 1964




Иван Сергеевич Книжник-Ветров
АННА ВАСИЛЬЕВНА КОРВИН-КРУКОВСКАЯ (ЖАКЛАР)
ДРУГ ДОСТОЕВСКОГО, ДЕЯТЕЛЬНИЦА ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ

М.: издательство Всесоюз.общ-ва политкаторжан и ссыльно-переселенцев. 1931




Александр Иванович Молок
ОЧЕРКИ БЫТА и КУЛЬТУРЫ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ 1871 года

Л., 1924


Борьба за светскую школу
Клубы
Женское движение



Луиза Мишель
КОММУНА

перевод с французского О.М.Бескина
М.: Октябрь. 1923



URL записи

@темы: гендерное, история, книги, ссылки

02:19 

sugar and spice and everything nice


В открытых англоязычных архивах довольно много старых мемуаров и книг о Японии. Страничка выше - из книги Japanese Topsyturvydom, то есть, наверное, "В Японии все наоборот", которую написала в 1896 году дама по имени Эмили С. Паттон. Эмили была англичанка, жившая в Австралии, а потом переехавшая в Японию. В Японии она поселилась в Йокогаме и сначала преподавала музыку в музыкальной школе в Уэно, а потом открыла собственную музыкальную школу у себя дома в Йокогаме.

И, с очевидностью, рисовала и писала книги (есть еще одна - "Японские типы, наброски кистью и пером", но ее я пока не нашла). Эту книжку она написала, чтобы ознакомить англоговорящих читателей с тем, что у японцев свои обычаи и порядки. Там есть разделы о еде, о строительстве, о лошадях, о кораблях... и все с рисунками.

Кстати, одно различие японских и английских обычаев конца 19 - начала 20 века, сильно беспокоившее английских дам (Этель Говард об этом тоже писала): в Японии сначала сметали пыль с вещей, а уже потом подметали пол, а в Англии - сначала подметали пол, и логика в этом была "ну при подметании же поднимется столько пыли, и она вся осядет опять на вещи". Забавно - меня с детства учили "как японцев" - сначала вещи, потому что пыль же с них на пол упадет...

@темы: Япония, история, книги

18:43 

Дальнейшие приключения мисс Говард в Японии

sugar and spice and everything nice
Как-то раз во время своих первых прогулок она встретила телегу с маринованными овощами. Запах, как она пишет, чуть ее с ног не сбил... Но дети их очень любили, и если им предлагали выбрать себе в честь какой-нибудь оказии меню по вкусу, неизменно выбирали японскую еду, и чтоб маринованных овощей побольше. Когда мисс Говард на это кривила нос, мол, пахнут эти ваши штуки, ей сказали, мол, а ваш сыр не меньше пахнет...

Они много посещали разных храмов и святилищ и насмотрелись на еду, оставляемую для духов предков, поэтому мисс Говард, конечно, оценила, когда младший мальчик в порыве чувств обещал, что в ее святилище всегда будет еда - он ее никогда-никогда не забудет!

Вообще мисс Говард занималась только мальчиками семейства Симадзу, она жила с ними отдельно в устроенном по-европейски доме, но вот наконец они поехали навестить сестер ее учеников - сестер, как она говорит, было великое множество, но все, кроме трех, были выданы замуж еще до ее приезда в Японию. Три сестры, которых они навещали - одна была взрослая, другая лет пятнадцати, третья лет пяти. В честь приезда устроили чайную церемонию; как пишет мисс Говард, сложно поверить, но в комнате для чайной церемонии было _еще_ меньше мебели, чем в обычной японской комнате (бедная мисс Говард, приехавшая из поздневикторианской Англии!). Воду для чая грели на серебряной хибати, в котле из золота из собственной шахты... После этого чая мисс Говард пару ночей толком не спалось, но она не жалела - пишет, что удивительное чувство покоя и умиротворения осталось.

А еще они приехали вскоре после Дня девочек, и она вполне рассмотрела кукол. Она говорит, что японские девочки кукол руками особо не теребили, но кукла была всегда с девочкой, привязанная под кимоно за спиной, как если бы это был ребенок.

При сестрах Симадзу было множество дам, как правило, пожилых и глубоко преданных семейству. Один раз после поездки братья Симадзу купили этим дамам в подарок бутылочки одеколона... В итоге из дома сестер через пару дней позвонили и поинтересовались, в каких количествах это обычно пьют: дамы решили, что это европейское вино, выпили и как-то странновато им стало...

@темы: Япония, история, книги

20:49 

sugar and spice and everything nice
Читаю японские мемуары Этель Говард. Мисс Говард была английская преподавательница, которую в самом конце девятнадцатого века пригласили гувернанткой к юному "принцу Сацума" - ну, собственно, наследнику сацумских дайме, вот к этому - и его братьям. И вот она описывает, как приехала учить этих мальчиков вести европейский образ жизни...

Деталей забавных масса. Вот она собралась учить японский: прежде всего попросила свою служанку, слегка говорившую по-английски, научить ее, как правильно говорить "спасибо". Служанка научила, она тщательно все запомнила... и пошла практиковать свои новые навыки на рикше. Рикшу чуть кондратий не хватил - служанка-то научила ее правильно говорить спасибо прежде всего собственным ученикам.

Потом ей прислали переводчицу. С переводчицей тоже было все сложно - она переводила абсолютно буквально и не давала никаких пояснений. Поэтому была, например, история, когда пришла некая почтенная дама в гости, а уходя, стала приглашать мисс Говард теперь навестить ее. Ну, как вежливые японцы это делают? Как следует обругав себя и похвалив собеседника. То есть переводчица перевела "у меня ужасный грязный дом, уродливые дети, омерзительная обстановка, приходите ко мне и очистите ее своим присутствием". После чего мисс Говард осталась в полном убеждении, что ее приглашают прийти и как следует прибраться, и несколько офигела...

@темы: Япония, история, книги, смешная штука жизнь

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная