• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
13:16 

sugar and spice and everything nice
Ой, ура! "Неуютную ферму" Стеллы Гиббонс перевели на русский язык - причем переводила Доброхотова-Майкова, так что должно быть читабельно.

@темы: книги, ссылки

07:40 

sugar and spice and everything nice
www.theguardian.com/books/booksblog/2015/dec/08... - сто лучших английских романов по версии литературных критиков со всего мира, _кроме_ английских.

Я читала 34, кажется. Интересный список.

@темы: ссылки, книги

00:28 

sugar and spice and everything nice
Дочитала Гаспарова - очень интересно. Необыкновенный человек, хотя совсем и не близок мне по мировосприятию, но очень заставляет задуматься. Едва ли не интереснее "выписочных" частей - более крупные разделы со статьями, интервью, рассказом про себя, про переводы. Конечно, он как филолог воспринимает переводы совсем не так, как я... но то, что он делает с ними, заставляет глядеть на перевод по-другому. (Хотя я никогда не буду переводить стихи - в рифму и ритм не умею, а верлибром и подавно - мне кажется, чтобы браться за верлибр, надо уметь классический стих, чтобы знать, чего именно ты тут не делаешь. И сомневаюсь, что лично для себя когда-нибудь отойду от "переводить текст текстом". Впрочем, я ремесленник, то, что делаю я - особенного значения не имеет) И какая странная идея - конспективные переводы.

Совершенно неблизкая мне и очень важная для него идея - про личность как пересечение социальных ролей. Впрочем, я задумалась, что такое личность для меня - и поняла, что меня почему-то никогда этот вопрос не тревожил и не казался важным; возможно, мешает слишком сильное и отчетливое ощущение себя (а рассуждения о себе как чемодане и про то, что у человека нет естественных прав кроме как умереть с голоду - откровенно пугают. Хотя я прекрасно понимаю, что он имеет в виду).

Рассказ о детстве заставляет подумать, что понятно, почему он такой - но если бы в этой же семье рос другой по склонностям ребенок, наверное, он бы по-другому рассказал о своем детстве - да и другое детство прожил бы. В общем, курица и яйцо. Но - к вопросу о том, когда у человека формируются склонности. Чтение о стиховедении лет с десяти, конспектирование Вересаева... И с самого детства попытки поверить алгеброй гармонию - кажется, как минимум в рамках одного конкретного человека успешные (потрясающе про то, как ему не нравился Фет, и он стал заниматься стиховедческим анализом прежде всего на материале Фета - разобрался и проникся). В общем, оглушительное и многомысленное чтение.

И кажется, это я тут веду диалог с текстом. Наверное, Гаспарову бы не понравилось.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги, о прочитанном

22:44 

sugar and spice and everything nice
Пошла на Флибусту за Гаспаровым с мыслью таки потаскать сюда цитат - я слишком ленива, чтобы перепечатывать их самой.

Внезапно обнаружила, что у меня второе дополненное издание, а на Флибусте первое, и там нет кое-чего, что я собиралась притащить.

Заодно прочитала краем глаза отзывы. Не, я знаю, что люди, оставляющие отзывы на рутрекере и в онлайн-библиотеках - особенные люди (я тут уже на рутрекере давеча веселилась, копаясь в документалках Бибиси), но тут как-то совсем прекрасно.

Отзыв на книжку Гаспарова "Капитолийская волчица. Рим до цезарей":
"История древнейшего Рима в доступной плоской форме фактиков и анекдотиков. Можно прочесть, ничего плохого."

@темы: смешная штука жизнь, книги

02:06 

sugar and spice and everything nice
Читаю "Записи и выписки" Гаспарова, борюсь с желанием половину перетащить сюда. Наверное, эта книга - идеальный блог по своей сути, как и Сэй-Сенагон.

@темы: книги

22:21 

Терри и Библиотекарь

sugar and spice and everything nice
01:51 

sugar and spice and everything nice
Еще немножко Мортона в Лондоне. Церемония выноса знамени:

"Король в форме полковника гвардии неторопливо ехал по Мэлл, принцесса Елизавета держалась рядом с отцом, за ними следовали придворные в пышных парадных облачениях. Один за другим они заняли свои места у арки Королевской гвардии, а сверху, из окна, на них смотрела королева и другие члены августейшего семейства.

Загрохотали барабаны, гвардейская бригада пришла в движение, впереди торжественно вышагивали пять полковых барабанщиков — в белом и золотом, на головах бархатные жокейские шапочки, на ногах белые гетры. Одно из самых восхитительных зрелищ — когда воинские подразделения по команде дружно поворачиваются, выполняя перестроения с несомненным изяществом. Так и представляешь себе какого-нибудь эксцентричного монарха восемнадцатого столетия, днями напролет муштрующего своих гвардейцев, — ведь красиво!

После марша состоялся вынос знамени. Каждый год один из гвардейских полков передает для церемонии свое знамя; на сей раз эта честь выпала 2-му батальону полка шотландских гвардейцев. Знамя проносят между шеренгами замерших по стойке «смирно» солдат, знаменосца сопровождает вооруженный гвардеец. Первым знамя берет в руки сержант, по бокам которого встают двое часовых с примкнутыми штыками. Втроем они выходят из строя, останавливаются, сержант передает знамя офицеру, эскорт берет на караул, а сержанты на флангах замирают, прижав оружие к груди, всем своим видом показывая, что застрелят любого, кто осмелится покуситься на знамя. Под звуки марша, который играют пять оркестров, знамя торжественно проносят по периметру плац-парада.

В воинских церемониях есть нечто бесконечно трогательное, хотя, как мне представляется, людям того века, который пережил две мировые войны и всерьез рассуждает о третьей, не пристало восторгаться милитаристскими ритуалами; впрочем, и я сам, и люди вокруг меня не могли сдержать восторг, наблюдая за церемониалом выноса знамени. В конце концов, мы же не на войне, правда? Война — это бедная старая леди, ютящаяся под лестницей вместе с ненаглядной кошечкой, и юнец, парящий в небе в тысячах футов над этой старухой, не испытывающий к ней ни капли ненависти, даже не подозревающий об ее существовании, но прилагающий все усилия, чтобы убить ее саму и уничтожить улицу, на которой она живет…"

@темы: книги, история, Англия, чужими словами

05:47 

sugar and spice and everything nice
Очень люблю почему-то этот отрывок: начало пятидесятых, Генри Мортон бродит по Лондону, еще толком не восстановленному после немецких бомбежек, и то и дело сравнивает Лондон-после-бомбежек с Лондоном-после-Большого пожара. В том числе и - внезапно - ботаническим образом:

"После Большого пожара 1666 года, в пламени которого погибла значительная часть Сити, главным захватчиком, покрывшим опустошенные районы, оказалась лондонская фиалка — Sisymbrium irio. Ныне этот цветок стал настолько редким, что его вряд ли можно отыскать даже в разрушенных бомбардировками районах. В своей замечательной книге «Естественная история Лондона» Р. С. Р. Фиттер пишет, что лондонскую фиалку постепенно вытесняет кипрей. Это растение несколько лет назад было замечено на Стрэнде. Тогда еще пустовало место, где стоит теперь Буш-хаус. Сегодня кипрей можно найти практически во всех городских районах, пострадавших от бомбардировок. Мистер Фиттер сообщает, что в 1869 году кипрей полагали редким растением, которое можно встретить главным образом на песчаных берегах и в лесу. Во всем Миддлсексе оно росло только в восьми местах, среди которых были лес Кенвуд и Паддингтонское кладбище. Выходит, впоследствии кипрей завоевал все пустующие земли центрального Лондона? Мистер Фиттер указывает, что кипрей любит свет и потому активно заполняет пустыри; также кипрей предпочитает почву, которая подверглась тепловому удару, а «одно молодое растение способно произвести восемь тысяч семян за сезон, причем для распространения семян достаточно малейшего ветерка». Поэтому нет ничего удивительного в том, что, изучая флору подвергшихся бомбардировкам районов Лондона, директор Королевского ботанического сада доктор Солсбери обнаружил кипрей на девяноста девяти процентах территории этих районов. Кроме того, именно на листьях кипрея плодятся гигантские бражники, оккупировавшие центр Лондона.

Необычным обитателем почти половины разрушенных районов является оксфордский крестовник, настоящая родина которого — Сицилия, где он буйно растет среди вулканического пепла. Первое сообщение о нем, сделанное в Оксфорде, датируется 1794 годом. Судя по всему, он распространился именно из ботанических садов и в 1867 году появился в Лондоне. Возможно, впрочем, что тогда его просто впервые заметили. Теперь он встречается почти в каждом втором из разрушенных кварталов Сити.

Другой захватчик, который, как выражается мистер Фиттер, «окреп благодаря бомбардировкам», — канадский мелколепестник, о появлении которого в Лондоне впервые было упомянуто в 1690 году. В 1862 году он разросся на месте выставки в Южном Кенсингтоне, а уже пятнадцать лет спустя захватывал пустыри и карабкался на железнодорожные насыпи. Он настолько плодовит, что со временем нас, вероятно, ожидает настоящая эпидемия этого растения.

С каждым годом увеличивается как количество, так и разнообразие видов растений, которые появляются на развалинах. Считается, что большинство из них дикорастущие, других приносят птицы, а некоторых и люди. Говорят, что томаты и фиговые деревца обязаны своим появлением конторским служащим, перекусывавшим на развалинах и не трудившимся убирать за собой. Но кто занес сюда эти ужасные паслены?

Забравшись на стену в районе Олдермэнбери, я сорвал несколько цветков, названия которых были мне неизвестны. Мне захотелось засушить их прямо в блокноте. Спускаясь, я вдруг увидел над собой человеческое лицо и типичную усмешку кокни. Это оказался почтальон, который с пустой сумкой на плече направлялся в сторону церкви Сент-Мартин-ле-Гранд.

— Замечательно, не правда ли? — произнес он, вынимая трубку изо рта и указывая ею на руины.

— К вам приходят письма с этими адресами? — уточнил я, махнув рукой в сторону заросших травой подвалов.

— Каждый божий день, — ответил он. — Со всего света.

Уж не знаю, откуда взялась легенда о сдержанности англичан, но в наши дни она не соответствует действительности. Стоит молодому лондонцу завести разговор, как его уже не остановить. Этот почтальон насмотрелся на бомбардировки и рвался поведать мне все, что ему было известно. МППО (мероприятия по пассивной противовоздушной обороне) и АССС (аэронавигационная служба стационарных средств связи), нехватка воды, долгие вечера в бомбоубежище… Затем мы перешли к ботанике.

Оказалось, что почтальон, как и многие его друзья, был садовником-любителем. Во время войны они возделывали небольшие садики.

— Вам наверняка ведомо, откуда здесь взялись все эти растения и цветы? — спросил я.

Он легонько ткнул меня локтем в грудь, скорчил гримасу и подмигнул.

— Только между нами, ладно? За все говорить не буду, а вот про некоторые скажу. Мы с ребятами частенько покупали в «Вулвортс» пакетики семян. Бросали, значит, эти семена за ограду и ждали, когда они прорастут. Забавно было потом читать в газетах, что это, мол, птицы постарались! Птицы, вот умора! Уж мы с ребятами повеселились от души… Ну, бывайте…

И, повесив на плечо сумку, он удалился в направлении Главпочтамта."

@темы: чужими словами, Англия, книги, история

01:43 

sugar and spice and everything nice
Потихоньку перечитываю "Лондон" Генри Мортона - это я его наконец купила. Я когда-то читала в библиотеке, потом откладывала покупку своего экземпляра, потому что ну хочется же сначала купить что-то, чего еще не читала, а потом он отовсюду исчез. И вот нашла - и, естественно, перечитываю.

Среди многого, что мне в этой книге нравится - еще и то, что она написана в пятидесятых. Дополнительный слой истории: Лондон, еще не оживший от военных бомбежек, Мортон ходит по современным ему развалинам и воображает себе развалины после Великого пожара 1666 года. ... все же в литературе о путешествиях, как и в самих путешествиях, я больше всего люблю атмосферу. Фиг с ними с точными датами постройки - достаточно приблизительных до 25-50 лет; фиг с ними с фамилиями архитекторов; но почувствовать, как все это могло _жить_...

А чего я, собственно, про свои путешествия не пишу? Не хочу делиться атмосферой? Вот тут подумала, что надо бы еще написать про польскую поездку, писала-то я очень отрывочно, и задумалась, что про Краков можно, наверное, а вот про Варшаву сложно. Потому что по Кракову я ходила одна, а по Варшаве преимущественно с приятельницей А. Вот поэтому путешествовать лучше всего в одиночку - так у тебя выстраивается образ места, а так - кусочки места вплетаются в твой разговор со спутником.

Нет, ну наверное, в третью-четвертую поездку можно и с кем-то. Когда ты уже _познакомился_ и готов делиться.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги

21:17 

sugar and spice and everything nice
Читаю The Possessed Элиф Батуман - книжку про изучение автором русской литературы. Подцепила ее из какой-то статьи типа "десять книг, которые должны прочитать все переводчики". ... книжка легко читается и интересная, но мне, пожалуй, не очень приятна - какой-то неуловимо "не тот" строй ума. Точно так же мне "не пошла" книжка Энн Ламотт про писательство, про которую я очень много слышала и долго хотела прочитать.
По-моему, дело в "литературности" - Батуман пишет этот мемуар так, будто она героиня современного романа. Такого, знаете, "со мной происходят странные события и я ищу в них внутренний смысл, но не нахожу". А я не очень люблю современные романы, я мемуары люблю. И эссе. И байки. А если уж говорить о нехудожественных книгах о любви к книгам - мне вот Энн Фадиман понравилась.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги

14:01 

Ссылочное

sugar and spice and everything nice
polit.ru/article/2007/08/31/zhitomirsk/ (книга сама вот здесь - www.ozon.ru/context/detail/id/2580462/ - и это я хочу)

www.svoboda.org/content/transcript/390573.html (я не знала, что Пропп преподавал немецкий! И вообще - тоже мемуары явно заслуживают прочтения)

... это я книгу Чудаковой "Беседы об архивах" очень удачно взялась перечитывать)))

@темы: книги, ссылки

01:41 

sugar and spice and everything nice
Вообще говоря, я страшный хомяк, скопидомка, кто там еще... packrat, англичане это удачнее всего сформулировали, имхо. У меня слишком много вещей и я страшно не люблю от них избавляться, пусть даже места не хватает.

И тем не менее, весной я расчистила свой гардероб - не до минимальности, но - особенно для меня - довольно значительно, так, что стала понимать, что у меня где, - а сейчас вот книги (см. пустые места на полках на фото ниже).

Это меня вдохновил метод КонМари. Я не фанат гуру и советчиков, и я не гарантирую, что всем он подойдет, но (а) мне очень-очень подошел, и (б) о нем у нас сейчас начали писать, но пишут совершенно не про то, что там прочитала и что сочла нужным и важным я.

Японка Кондо Мариэ (КонМари - это ее прозвище, все без затей) пишет довольно много про себя, свое детство и то, как она разбиралась с вопросами организации пространства, которые ее интересовали всю жизнь (я серьезно. Лет с пяти, по ее словам). А еще она пишет про уважение и любовь к вещам - про то, что вещи для нее часто были более надежными друзьями, чем люди, и про то, что вещи рады нам служить и отдают на это все силы, и за это их нужно уважать (наверное, такую книгу могла написать только японка. И да, она несколько лет работала мико - я так понимаю, это не особенная редкость, но в данном случае это как-то очень подходит). Про то, что "Тадайма" надо говорить, даже приходя в пустой дом, потому что он тебя ждал и рад тебе услужить.

И отсюда у нее следует вывод, что вещи, которые стоят у тебя без дела - которыми ты не пользуешься, но при этом держишь у себя - они страдают. Они пропадают зазря, чувствуя, что не нужны, что они могли бы кому-то приносить пользу, а не приносят. И поэтому надо их поблагодарить и отпустить.

... и вот как-то от этого меня стало попускать. Большинство книг об организации пространства, видите ли, пишут с точки зрения минимализма: выкиньте! Все выкиньте! Вещи вас связывают, избавляйтесь от них! И я сразу понимаю, что это не для меня - я никогда не буду минималисткой, и я не могу вот просто так взять и выкинуть вещь.

А вот отпустить, оказывается, могу. И вот в том, что можно, рационально организовывая свое пространство, относиться к вещам с уважением и любовью - в этом для меня оказалась вся разница, и это для меня сработало.

Ну и плюс ко всему, я люблю автобиографичные селф-хелп книжки.

@темы: книги, мелочи жизни, о прочитанном

00:56 

sugar and spice and everything nice
И да, пересортировка книг заняла у меня со среды по воскресенье.

- снять все с полок
- унести явно больше ненужное
- вымыть полки, укрепить провисшие
- разделить лежащие на полу завалы на жанровые кучи
- каждую отдельную кучу рассортировать внутри себя, убрать что-то менее очевидно ненужное, поставить на полки
(опционально - десять раз переставить одну и ту же группу книг между тремя полками, пытаясь совместить осмысленность группировки и вписывание в высоту полок. Да, несколько полок в итоге сдвинула, чтобы в них влезло то, что должно влезть - но это не во всех случаях возможно, чтобы соседние полки не стали слишком крошечными. Производителей неформатных книг я все еще не очень люблю).

Что-то еще будет перемещаться и систематизироваться (и, возможно, отбраковываться). Но пока как-то так:



(Сгружать фотки лень даже с телефона, поэтому все, что влезло в один кадр. Не влезла большая часть третьего - двухрядного - стеллажа, куда ушла вся фэнтези, в частности - я решила, что фэнтези гораздо лучше годится для двухрядной системы, там меньше шансов забыть, что у тебя вообще есть эта книжка).

@темы: книги, мелочи жизни

16:09 

sugar and spice and everything nice
Вообще при разборке книг остро встает вопрос подхода: комплетизм или вкусовщина? Если меня интересует такой-то исторический период, а НН написал по нему важную работу, оставлять ли ее на полке, если я, честно говоря, недолюбливаю НН? Если я в принципе люблю писателя ММ, нужны ли мне _все_ его работы, или от не особенно любимых стоит избавиться?

Нет, если бы у меня была отдельная комната под библиотеку, комплетизм бы победил без вопросов (я вообще, если прислушаться к себе, некоторые вещи в библиотеке подбираю "на когда больше не будет интернета").

@темы: мелочи жизни, книги

13:20 

sugar and spice and everything nice
Разговаривали с папой про популярное ныне осуждение классических советских переводчиков за неточность. И тут папа говорит - мол, есть как раз стихотворение Мартынова про проблемы перевода, знаешь? Я говорю - нет, не знаю, про проблемы перевода я навскидку из стихов вспомню только "ты слышишь крик поэта Марциала".

Ну папа мне его прочитал. И правда очень интересное стихотворение... но тут я вспомнила, что отрывок из него я уже слышала, про "но изгибаться, словно дама в танце... я не могу, я существую сам". По-моему, это Чуковский цитировал с комментарием, что "фу-фу, нельзя так к переводу относиться". ... но если читать все стихи целиком, это же не "отношение к переводу" на самом деле, это отмазка! К автору приходят тени поэтов и требуют их перевести, а он отмазывается: и в печать не пропустят, и критики наедут, и вообще я точно не переведу, какой я переводчик, отстаньте! (спойлер: не отстали).

... впрочем, если это и правда у Чуковского я цитату с осуждением встречала, то неудивительно. Чуковский был человек необыкновенный и очень талантливый, но, к сожалению, не очень умный...

@темы: и вправду размышляю вслух, книги, поэтическое настроение

23:27 

sugar and spice and everything nice
На тумблере Нил Гейман поделился фоткой себя и ПТерри 1985 года. ПТерри без шляпы! Гейман не в черном! Умереть можно.

изображение

@темы: книги, люди

20:28 

Книжная полка англомана

sugar and spice and everything nice


... там еще второй ряд в глубине. :)

@темы: книги

21:53 

Мне вдруг стало ужасно любопытно

sugar and spice and everything nice

Вопрос: Чаще всего я читаю...
1. научную фантастику и фэнтези  71  (26.59%)
2. детективы  29  (10.86%)
3. любовные романы  10  (3.75%)
4. современный мэйнстрим  10  (3.75%)
5. классику  23  (8.61%)
6. биографии и мемуары  14  (5.24%)
7. научно-популярную литературу  26  (9.74%)
8. необходимую по работе/учебе литературу  31  (11.61%)
9. фанфики  50  (18.73%)
10. другое (расскажу в комментариях)  3  (1.12%)
Всего: 267
Всего проголосовало: 89

@темы: книги

20:37 

sugar and spice and everything nice
Читаю у Рикки-т-тави тему про книги, прочитанные между пятнадцатью и двадцатью годами и повлиявшие на вашу жизнь... Вообще это очень забавная тема именно в отношении ко мне: потому что, естественно, все, что хотелось прочесть дома - прочла и до того, а дальше покупала новое... а пятнадцать мне исполнилось в девяностом году. Так что это новое - было решительно что угодно, и решительно в каком угодно качестве (например, невнятные переводы Муркока и Кэролайн Черри настолько сильно оттолкнули, что Черри я немножко читала на английском потом, а Муркока так и обхожу стороной).

При этом вспоминается только вот так вот, годами изданий, потому что читала все что угодно - в старших классах школы меня в школьной библиотеке пускали внутрь, к стеллажам, выбирать что захочется (и я выбирала по толщине. От Веры Кетлинской до Фейхтвангера), потом я набежала на институтскую общую библиотеку, потом стала покупать первые совсем свои книжки, тут же еще и папа их покупал...

Кажется, именно тогда я прочла Джейн Остен и поняла, что вот это - мое, что есть книги, настроение которых совпадает с моим мироощущением. Еще - "Пушки крепости Навароне", поразившие меня тем, что врага на войне можно не ненавидеть. Когда-то-то тогда же наконец получила возможность дочитать "Властелина колец". И "Апология истории" Блока, наверное, тогда же? Издана она в 1986 году, но у меня отчетливо ассоциируется с поездкой в Киев, а это было в девяностом (или в девяносто первом?) Не могу найти затрепанную "Цивилизацию средневековой Европы" Ле Гоффа, но это тоже когда-то тогда.

А еще первые мои книжки на английском (самая первая - школьная повесть, кажется, Анжелы Брэзил, прочитанная в гостевой комнате принимавшей меня семьи в Бирмингеме - разговаривать на английском страшно и неловко, уж лучше читать на нем же).

В общем, много всего интересного.

@темы: книги

19:16 

sugar and spice and everything nice
Поскольку меня периодически охватывает-таки желание знакомить окружающих со списками прочитанного, вот прочтенное за май (не считая тонны фанфикшна, на который я потратила слишком много драгоценного времени):

Барбара Шер, I Could Do Anything if I Only Knew What - собственно, про то, как осознавать, чего ты хочешь от жизни, и что может в этом помешать. Довольно внятно, как-нибудь перечитаю некоторые главы

Макс Глэдстоун, Three Parts Dead - фэнтези прямо по моему вкусу. Героиню и ее начальницу нанимают воскресить бога, от которого зависит нормальное существование огромного города. Религия, суды, жизнь города, фэнтези не-средневекового характера, разнообразные персонажи, ощущение кипящей жизни. Тест Бехдель не то что проходит, а пролетает. Или промаршировывает галопом. А также имеется религиозная значимость курения. :)

Билл Таммеус, Жак Цукеркорн, They Were Just People - истории польских евреев, спасенных во время войны поляками. Хорошее такое напоминание о том, как все в жизни сложно и неоднозначно. И о том, что спасатели спасателями, а без силы характера и желания жить самих этих евреев ничего бы не вышло.

Иоанна Хмелевская, Шутить и говорить я начала одновременно - перечитала после польской поездки первый том ее автобиографии. Про войну мало, конечно, но все равно интересно было читать, немножко узнавая детали и места.

@темы: Польша, история, история евреев, книги, о прочитанном, праведники мира, фэнтези

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная