• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
16:45 

sugar and spice and everything nice
Как прекрасно: тысячи евреев смогли спастись от лагерей смерти благодаря тому, что нацисты плохо знали географию - консул Сальвадора в Женеве сумел убедить их, что в Европе огромная сальвадорская диаспора...

"Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир."

@темы: история, люди, праведники мира

22:25 

Книжные заметки - июнь

sugar and spice and everything nice
Оксана Демченко, "Прими свою тень" - ну да, я решила, что больше не буду ее читать, после "Паутины удачи", но все же решила прочесть уже некоторое время как вышедший том - продолжение одной из двух ее серий. *меланхолично* Не, оно мило и позитивно, но месседж гнался за мной и бил меня по голове кувалдой. Все расы и народы плохие, злобные, мелочные и эгоистичные, кроме прекрасных волвеков с их дивным коллективным сознанием, и стать хорошим можно только если присоединишься к стае. Нунах, я радикально не-стайное животное.

Debora Cohen, "Household Gods. The British and their possessions" - прослеживает историю отношения англичан (ну, преимущественно англичан, и немножко шотландцев) к обстановке их домов на протяжении всей викторианской эпохи и всей первой половины 20 века. Все как я люблю, не столько история вещей, сколько история идей, отраженных в вещах. Из любопытного - история взлета и падения огромных универмагов, история места женщин в том, как обставлялся дом. А вообще у автора получается примерно так: ранняя викториана, как раз эпоха роста христианского морализаторства - это стремление к "правильности" во всем, так что публику поучают, как правильно, и бичуют плохой вкус. Дальше набирает силу тенденция ценности не "характера" (в смысле, "у него сильный характер" и т.п.), а индивидуальности, и отражение этой индивидуальности в домашней обстановке - во все тяжкие, если учесть растущее материальное благосостояние. А потом становится важным не показать себя, а не отстать от других, и дом начинают обставлять так, чтобы не выделяться... А, и эпоха дома как отражения индивидуальности породила писателей, выросших в этих домах и сроднившихся с ними так, что потом изрядная часть литературы первой половины 20 века - это тоска по утерянным домам детства (да и не только писателей - я почему-то сразу вспомнила Пэт в "Зернышках в кармане" Агаты Кристи).

Мария Николаева, "Академия для королевы" - среднеарифметическая армадовская фэнтези, да еще и не первый том. Как всегда радует понимание дружбы и любви армадовскими авторами - если в простом любовном романе у нас преимущественно главгерой шлет героиню нафиг три четверти романа, то в армадофэнтези добавляются дорогие друзья, которые непрерывно рассказывают героине, какая она идиотка.

Regina Jeffers, "Phantom of Pemberley" - ну, собственно, фанфик по "Гордости и предубеждению", только опубликованный. Автор умилила меня тем, что она простой американский учитель начальных классов, тридцать лет отработала, ушла на пенсию, но и теперь писать особо некогда, потому что сын и невестка тоже учителя, и пока они работают, она присматривает за годовалым внуком. ... ну и пишет, насколько успевает. А сам по себе роман сначала раздражал тем, что это не Дарси и не Лиззи, а флаффная романтическая парочка, то и дело говорящая "муж мой, я люблю тебя больше жизни", "жена моя, ты моя главная драгоценность" и так далее - но к середине романа стало просто ужасно любопытно, что будет дальше, так что вторую половину я довольно быстро заглотала.

Джереми Паксман, "Англия: портрет народа" - вообще типичная журналистская книжка (я ее не покупала - мне папа подарил), и материал более-менее общеизвестный, и вскапывает автор достаточно неглубоко, но местами есть любопытные наблюдения.

... черт, мало я читаю, мало. Никуда не годится.

@темы: Англия, история, книги, о прочитанном, фэнтези

14:21 

Книжные заметки - май

sugar and spice and everything nice
Угу, лучше поздно, чем никогда.

Керри Гринвуд, "Небесные наслаждения" - перечитывала; тот же автор, что пишет про Фрину Фишер, но эта серия из современной жизни, про булочницу Коринну. Очень уютное - при современности описываемой среды - и приятное чтение, хотя мне каждый раз заново выносит мозг то, что переводчик переводит goth как "готист". Все пошли на вечеринку в клуб готистов, молоденькая соседка одевалась как готистка и т.д.

Patricia C. Wrede and Caroline Stevermer, "Sorcery & Cecelia, or The Enchanted Chocolate Pot" - в духе Джорджетт Хейер, только в мире, где существует магия. И роман в письмах притом - очень такое люблю. Очаровательное чтение.

Ванесса Диффенбах, "Язык цветов" - а это, кажется, современная литература. Девушка-сирота, трудный ребенок, прошедший через кучу приемных семей, и кажется, единственный для нее способ социализироваться - через любовь к цветам. ... своеобразная книжка; не, там все хорошо кончается, но это не мой тип литературы, определенно.

Matthew Dennison, "The Last Princess" - биография младшей дочери королевы Виктории. Виктория была чрезвычайно интересная дама, но не хотела бы я иметь с ней дело. Биография человека, в жизни которого не было особых событий, но Деннисон, по-моему, очень хороший биограф, умный, деликатный и взвешенный.

Диана Уинн Джонс, "Charmed Life", "The Lives of Christopher Chant", "Волшебники из Капроны", "Ходячий замок", "Воздушный замок", "Заговор мерлина" - все, кроме "Жизней Кристофера Чанта" я перечитывала. Как-то вдруг пошло запоем - а вот на "Fire and Hemlock" затормозило, хотя хорошая книжка. Может, потому, что более "медленная", а это не то, что мне сейчас нужно?

@темы: Англия, история, книги, о прочитанном, фэнтези

22:22 

sugar and spice and everything nice
23:26 

sugar and spice and everything nice
09.05.2012 в 22:28
Пишет kate-kapella:

09.05.2012 в 22:18
Пишет Хельгрин:

По личной просьбе одного из организаторов и внутреннему глубокому убеждению
Лично прошу всяческого перепоста, распространения и поддержки.

Забытый герой

Инициативная группа, в состав которой вошли граждане России и Израиля, хочет обратиться к президенту России В.В.Путину с просьбой присвоить звание Героя России Александру Печерскому – руководителю восстания в лагере смерти Собибор.

Лучше поздно, чем никогда. Мы считаем, что пришло время воздать почести Александру Печерскому – офицеру Красной Армии, еврею по национальности, который возглавил единственное успешное за всю историю Второй мировой войны восстание в концентрационном лагере.



Во время войны, в 1942 году, Печерский попал в плен, как еврей был отправлен в лагерь смерти Собибор, и там, каждый день находясь под угрозой смерти, сумел организовать восстание заключенных. Большинству заключенных удалось бежать, при этом они сумели перебить почти всех эсесовцев, охранявших лагерь. Что еще более важно, сразу после восстания лагерь был уничтожен по личному приказу Гиммлера, что существенно замедлило темпы убийства евреев и спасло десятки тысяч жизней.

К сожалению, героизм организатора восстания не был отмечен по достоинству: после возвращения в ряды Красной Армии, Печерский был отправлен в штрафбат «искупать вину кровью». Ни он, ни другие участники восстания так и не получили воинских наград за свой подвиг.

В Америке о Печерском снято несколько фильмов, написаны книги. В России и Израиле о нем мало кто помнит. Мы считаем, что необходимо увековечить память героя, наградить оставшихся в живых участников восстания. Подвиг Александра Печерского мог бы стать хорошим примером для воспитания молодежи – ведь можно участливо, склоняясь перед жертвами восстания в варшавском гетто, восхищаться героизмом еврейского Спартака - Александра Печерского, сумевшего не только организовать восстание, но и победить.

Под обращением к руководству Российской Федерации подписались:

· Вадим Абдрашитов - режиссер
· Роман Виктюк - режиссер
· Андрей Воробьев - академик, в прошлом - министр здравоохранения РФ
· Александр Городницкий - поэт
· Владимир Любаров - художник
· Николай Сванидзе – журналист, член Общественной палаты
· и многие другие.

Наша идея получила поддержку и в Израиле: мы обратились к министру информации и диаспоры Юлию Эдельштейну, он поддержал нашу инициативу, так что есть надежда, что вскоре Александр Печерский и другие участники восстания получат, наконец, заслуженное признание.


В состав инициативной группы входят:

· Светлана Богданова - Архив Памяти (Москва)
· Семен Виленский - председатель общества «Возвращение» (Москва)
· Алексей Вишняк – общественная организация «Преображение» (Москва)
· Юрий Домбровский, Президент АРОС (Москва)
· Михаил Лев - писатель, фронтовик-партизан, друг Печерского (Тель-Авив)
· Лазарь Любарский - писатель, фронтовик, узник Сиона, друг Печерского (Тель-Авив)
· Александр Марутян - кинорежиссер (Москва)
· Семен Розенфельд - участник восстания (Тель-Авив)

Буду рад, если читатели «Полосы» выскажут свое мнение и поддержат нашу инициативу.

отсюда

Помогите, пожалуйста, комментами в фейсбуке, лайками и перепостами! Скорее всего, будет еще открытое письмо, - ссылку тоже дам. Ссылка на фейсбук внизу статьи.

Спасибо!


URL записи

URL записи

@темы: история, точка опоры

13:19 

sugar and spice and everything nice
Я поняла, чего мне не хватает в Такаразуке.

По-моему, им давно пора поставить шоу про то, что Уэсуги Кэнсин на самом деле был женщиной.

Не, нуачо, если уж они ставили шоу про то, что Чингис-хан на самом деле был Минамото-но Есицунэ...

@темы: Япония, история, цветочек лиловый

02:10 

sugar and spice and everything nice
Флента напомнила про "Титаник", и я вспомнила историю, которую кому-то уже рассказывала, но здесь, кажется, не писала.

Проблема с художественными фильмами на основе исторических событий в том, что они в принципе не нацелены на абсолютно точное воспроизведение этих самых исторических событий. В принципе это, конечно, понятно - фильм стремится показать историю подраматичнее... только вот история не существует в отрыве от современности.

В фильме "Титаник" Кэмерона есть такой персонаж - первый помощник капитана Мэрдок. Не очень хороший человек, взявший взятку, застреливший пассажира и в итоге застрелившийся сам. Ну, во всякой истории есть злодеи, да? ... только Мэрдок реальное лицо. Он родом из маленького шотландского городка Далбитти, где до сих пор живет его родня, где есть мемориальная доска его памяти, и где люди помнят, что он был героем, до последнего пытался спасти как можно больше пассажиров и погиб вместе со своим кораблем. Город Далбитти... не обрадовался фильму.

... нет, фильм, разумеется, не отредактировали - но студия извинилась перед племянником Мэрдока и прислала письмо с извинениями местному члену парламента. И передала городу денег - не в качестве компенсации, что вы, никакого суда же не было, как можно.

Деньги пошли на памятную стипендию имени Мэрдока для учеников местной школы.

Совсем недавно было столетие со дня гибели "Титаника"; в Далбитти тысяча человек прошла по улицам шествием в память Уильяма Мэрдока.

@темы: история, люди

01:22 

sugar and spice and everything nice
*задумчиво* В принципе естественный, наверное, инстинкт - выбирать, за какую сторону болеть, но есть исторические конфликты, вызывающие острое ощущение "чума на оба ваших дома". Например, большая часть Французской революции. Или англо-бурские конфликты.

@темы: и вправду размышляю вслух, история

23:08 

Horrible Histories и Битва за Британию

sugar and spice and everything nice
23:03 

sugar and spice and everything nice
История работающих женщин в России 19 века - очень любопытно, с именами и фотографиями.

@темы: гендерное, история, ссылки

22:06 

sugar and spice and everything nice
*задумчиво* Я вообще не очень люблю обсуждать ОЭ, а еще меньше - аналогии ОЭ с европейской историей, но в процессе чтения дискуссий иногда возникают импульсы такие... неудержимые. Особенно по поводу Марианны и желания Робера на ней жениться. Какие у нас все классово сознательные, это просто что-то с чем-то; так и хочется, чтобы всем, кто считает, что это у Робера бредовое и невозможное желание, явился призрак Чарльза Джеймса Фокса и сказал все, что о них думает. Этот джентльмен, помнится, любил людям говорить все как есть. В подробностях.

Может и сэр Уильям Гамильтон прийти за (призрачную) компанию, чего уж там. Придать солидности.

@темы: Англия, история, ОЭ

14:10 

sugar and spice and everything nice
Вспомнила когдатошние беседы о том, имеет ли ценность мнение анонимов/дискуссия с анонимами. Тогда мне подумалось - все люди делятся на две категории (угу, эта оригинальная и неожиданная мысль мне все время думается) - те, кто верят в "чистую" информацию, и те, кому нужен контекст.

А сегодня додумала до конца: а ведь контекст тоже информация. Ну знаете, как в "правилах переводчика", которые я когда-то перепощивала. "Правило № какой-то: контекст дай! Дай контекст!" И как методы и инструменты эксперимента и даже убеждения экспериментатора влияют на результаты эксперимента. И как для оценки исторической работы, особенно в области, где ты сам не специалист, нужно знать, к какой школе принадлежит автор и где учился)

Совершенно то же самое - с интернет-дискуссиями. Мысль или мнение не существуют в изоляции; это как фраза, вырванная из текста. Если видеть текст во всей полноте, то трактовка этой фразы может сильно измениться.

И ах, какую роскошную я сейчас читаю биографию Уильяма Кэмдена, с подзаголовком "Жизнь в контексте". Это даже не подзаголовок, это жанр на самом деле - можно только любоваться тем, как автор использует контекст, в котором существовал Кэмден, для раскрытия его личности и места в истории.

@темы: и вправду размышляю вслух, история, привычка дискутировать

00:50 

sugar and spice and everything nice
Александр Аронов
«Когда горело гетто...»

Когда горело гетто,
Когда горело гетто,
Варшава изумлялась
Четыре дня подряд.
И было столько треска,
И было столько света,
И люди говорили:
— Клопы горят.

А через четверть века
Два мудрых человека
Сидели за бутылкой
Хорошего вина,
И говорил мне Януш,
Мыслитель и коллега:
— У русских перед Польшей
Есть своя вина.

Зачем вы в 45-м
Стояли перед Вислой?
Варшава погибает!
Кто даст ей жить?
А я ему: — Сначала
Силенок было мало,
И выходило, с помощью
Нельзя спешить.

— Варшавское восстание
Подавлено и смято,
Варшавское восстание
Потоплено в крови.
Пусть лучше я погибну,
Чем дам погибнуть брату, —
С отличной дрожью в голосе
Сказал мой визави.

А я ему на это:
— Когда горело гетто,
Когда горело гетто
Четыре дня подряд,
И было столько треска,
И было столько света,
И все вы говорили:
"Клопы горят".

1991

@темы: история, поэтическое настроение

URL
06:43 

Виктор Франкл, "Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере"

sugar and spice and everything nice
...в лагере мы познали, что правило «…сперва выживай, потом философствуй об этом» — оказалось недействительным. Действительным оказалось как раз противоположное правило — «сперва философствуй, потом умирай».

Я бы сказал, что религия, проявляющая себя только тогда, когда дела идут плохо, мне более по душе, чем та, которая проявляет себя только пока дела идут хорошо...

То, что я расскажу вам, будет сказано в память о д-ре Карле Флейшмане, погибшем мученической смертью в газовой камере Аушвица. Когда я впервые узнал этого человека, его ум был занят идеей, которую он настойчиво пытался воплотить — это был план организации психологической помощи вновь прибывающим заключенным. Организовать выполнение этой задачи он поручил мне, как психиатру. Все свое время я посвящал этому делу, из которого постепенно возникла система психогигиены, которую, конечно, надо было скрывать от СС и заниматься ею тайно. Например, снимать с веревки повесившегося товарища было строго запрещено.

Самой насущной задачей было устранение у вновь прибывших шокового состояния. В этом деле я при помощи психиатров и подготовленных социальных работников со всей Центральной Европы, бывших в моем распоряжении, достиг определенных успехов. Мне в помощь дали также мисс Иону, насколько мне известно — единственную, или, по крайней мере, первую в мире женщину-раввина (ученицу д-ра Лео Баека), свою смерть она также нашла в Аушвице.

... Приведу только один пример того, как мы оказывали помощь: одна из помощниц, примкнувших ко мне, была филологом, и ей поручали отвлекать образованных пожилых людей от их мыслей о внешних и внутренних несчастьях, беседуя с ними на иностранном языке.

Мы организовали также палаты для амбулаторных больных. Особенно активную роль здесь играл берлинский психиатр д-р Вольф, который использовал метод «аутогенной тренировки» Дж.-Х. Шульца в лечении своих пациентов. Он тоже умер в лагере от легочного туберкулеза. Он вел дневник самонаблюдений, отмечая этапы развития своих страданий. К несчастью, тот, у кого хранились эти записи, тоже умер.

....Я организовал службу информации, и, когда кто-нибудь выражал суицидальные мысли или проявлял действительное намерение покончить с собой, мне тут же сообщали об этом. Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависели исключительно оттого, обладал ли человек верой в смысл жизни, своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, «зачем» живет, преодолеет почти любое «как».

@темы: чужими словами, история, люди, личное

19:23 

sugar and spice and everything nice
Я знала эту историю, конечно. Знала про то, что когда в сентябре 1941-го стало ясно, что немецкие войска ориентируются при артобстреле на шпили города, решено было шпили замаскировать — и единственным надежным способом оказалось послать наверх альпинистов. Знала про то, что до самой зимы четверка найденных в городе альпинистов - Ольга Фирсова, Александра Пригожева, Алоиз Земба и Михаил Бобров - прятали шпили. Закрашивали шпиль Петропавловки. Зашивали в чехол Адмиралтейскую иглу.

Знала, что 30 апреля 1945 года, пока на Дворцовой войска готовились к параду, Ольга Фирсова вновь поднялась на шпиль Адмиралтейства - снимать чехол, и когда шпиль снова засверкал, с площади донеслось "Ура!".

Но чего-то я не знала, а о чем-то не задумывалась. Например, о том, что зимой 1941-го альпинистские работы прекратились просто потому, что некому было работать - Боброва отозвали в армию, Фирсова падала в голодные обмороки и не в состоянии была подниматься наверх. Земба и Пригожева той зимы не пережили. А Фирсова в марте снова поднялась наверх — покраска за зиму пострадала, ее надо было обновлять. И продолжала подниматься наверх всю блокаду, падая, расшибаясь, пока на страховке у нее стояли то случайные люди, то альпинисты, которые не в силах уже были подниматься наверх.

Ольга Фирсова, хормейстер, выпускница Консерватории, прожила долгую жизнь, большую ее часть - в коммуналках. А умерла в 2005 году в Германии.

www.alpklubspb.ru/mem/firsova.htm
запись создана: 27.01.2009 в 12:50

@темы: город, история, люди

17:41 

sugar and spice and everything nice
Nations are historically novel entities pretending to have existed for a very long time.

Eric Hobsbawm

@темы: история, чужими словами

16:37 

sugar and spice and everything nice
Прочитала тут любопытное - про женщину, которая, как говорят, послужила вдохновением для образа Джессики Флетчер в "Она написала убийство". Не знаю, как насчет миссис Флетчер, а Фрэнсис Глесснер Ли сама по себе очень интересная. Чикагская наследница миллионов, которую не пустили в колледж и впоследствии не поощряли ее интерес к судебной медицине - поэтому настоящая ее карьера началась в 52, когда она уже была некоторое время как разведена, а брат ее умер. Она финансировала кафедру судебной медицины в Гарварде, но самое интересное, что она сделала - это семинары по изучению необъясненных смертей в сороковых и пятидесятых годах. Раз в полгода она приглашала к себе тридцать-сорок заметных следователей на недельный семинар, на котором им предлагалась диорама настоящей сцены преступления со всеми крошечными деталями, изучение которых помогало разобраться в произошедшем.

Диорамы она делала сама. Всего их было 18, в них были работающие дверные замки, включался свет, были такие детали, как переврнутые чашки и отверстия от крошечных пуль.



После ее смерти в 1962 году их купило бюро судмедэкспертизы Мэриленда, в 1990 годах их отреставрировали и они до сих пор используются как учебные пособия.


@темы: детективы, история, люди

14:54 

sugar and spice and everything nice
Не могла не утащить к себе из жж babs71 (вообще и в целом очень интересного).

Могила фельдфебеля Кавалергардского полка Абеля-Арона Ицковича Ашанского:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

А вот кто такой был этот Ашанский и как его хоронили (цитата из мемуаров генерала А.А. Игнатьева):

"У меня же, на одном из дежурств по полку, произошло следующее: под вечер, когда все офицеры уже разъехались, ко мне прибежал дежурный унтер-офицер по нестроевой команде и с волнением в голосе доложил, что «Александр Иванович померли».

Александром Ивановичем все, от рядового до командира полка, величали старого бородатого фельдфебеля, что стоял часами рядом с дневальным у ворот, исправно отдавая честь всем проходящим.

Откуда же пришел к нам Александр Иванович? Оказалось, что еще до того, как мой отец командовал полком, то есть в начале 70-х годов, печи в полку неимоверно дымили и никто не мог с ними справиться; как-то военный округ прислал в полк печника-специалиста из еврейских кантонистов, Ошанского. При нем печи горели исправно, а без него дымили. Все твердо это знали и, в обход всех правил и законов, задерживали Ошанского в полку, давая ему мундир, звания, медали и отличия за сверхсрочную «беспорочную службу».

И вот его не стало, унтер-офицер привел меня в один из жилых корпусов, еще елизаветинской постройки, где в светлом подвальном помещении под сводами оказалась квартира Александра Ивановича.

Он лежал в полковом мундире на составленных посреди комнаты столах. Его сыновья, служившие уже на сверхсрочной службе, один — трубачом, другой — писарем, третий — портным, горько плакали.

Я никак не мог предполагать того, что произошло в ближайшие часы. К полковым воротам подъезжали роскошные сани и кареты, из которых выходили нарядные элегантные дамы в мехах и солидные господа в цилиндрах; все они пробирались к подвалу, где лежало тело Александра Ивановича. Оказалось — и это никому из нас не могло прийти в голову,— что фельдфебель Ошанский много лет стоял во главе петербургской еврейской общины. На следующее утро состоялся вынос тела, для чего мне было поручено организовать церемонию в большом полковом манеже. К полудню манеж принял необычайный вид. Кроме всего еврейского Петербурга сюда съехались не только все наличные офицеры полка, но и многие старые кавалергарды во главе со всеми бывшими командирами полка. В числе последних был и мой отец, состоявший тогда уже членом государственного совета.

Воинский устав требовал, чтобы на похоронах всякого военнослужащего, независимо от чина и звания, военные присутствовали в полной парадной форме, и поэтому всем пришлось надеть белые колеты, ленты, ордена и каски с орлами. У гроба Александра Ивановича аристократический военный мир перемешался с еврейским торговым и финансовым, а гвардейские солдаты — со скромными ремесленниками-евреями.

После речи раввина гроб старого кантониста подняли шесть бывших командиров полка, а на улице отдавал воинские почести почетный взвод под командой вахмистра — как равного по званию с покойным — при хоре полковых трубачей. Таков был торжественный финал старой истории о дымивших печах."

@темы: история, люди

18:12 

sugar and spice and everything nice
Вообще как-то чего-то в последнее время повадились экранизировать под видом исторического кино всякую сомнительную бодягу, конспирологию и городские легенды - "Аноним" вот, или эта штука насчет викторианской мастурбации... Того и гляди, снимут по фоменковщине сериал - так и вижу, как бравый Том Хэнкс местного разлива с зашифрованной рукописью Морозова наперевес раскрывает всемирный многовековой заговор историков.

@темы: история, кино-таки будет, унесите пудинг

23:54 

sugar and spice and everything nice
Книжное:

The Nineteenth Century (в серии Short Oxford History of the British Isles), под ред. Колина Мэтью

Рассматривают, конечно, "викторианский век", с 1815 года по 1901 (Виктория - с 1837 года, но предыдущие пост-наполеоновские годы так и так пришлось бы вспоминать для контекста)

Мне понравилось: для обзорного издания достаточно современно - как я поняла, они пригласили крупных текущих специалистов по рассматриваемым темам (издано в 2000 году), и удачно построено - идет общий обзорный раздел, и потом темы - общество и экономика; политика; империя; гендер, семья и сексуальная политика; религия и интеллектуальная жизнь; литература, музыка и театр; города, архитектура и искусство.

Для меня это была систематизация более-менее известного материала; пожалуй, основные моменты - это прояснение того, насколько все было завязано на вопрос свободы торговли, и еще про то, насколько империя получилась у англичан случайно (и тоже все завязано на вопрос свободы торговли). Ну и глава про гендер и пр. местами любопытная - скажем, я знала об уровне распространенности проституции и о том, насколько для бедных женщин это была типичная подработка (стоит почитать про Джека Потрошителя, как это бросается в глаза), но вот тут говорится о том, что до ужесточения законов о проституции это еще и ... не оставляло пятен. То есть девушка подрабатывала себе, и это не мешало ей ожидать и получать впоследствии замужество и самую обычную семейную жизнь. ... ну а про суфражисток явно надо читать больше и отдельно, у меня книжечка уже отложена.

Предупреждая возможные вопросы - это библиотечная книжка, и я глубоко не уверена, что она существует в электронном виде.

Такаразучное:

объявили новости про любимую труппу, кто едет в тур, а кто играет мюзикл про Алису на малой сцене. Ну и разумеется, кто играет Алису - пока неясно (пусть Чапи, Чапи пусть Алису играет!). И вообще расклад ролей будет ясен только когда начнутся репетиции, полагаю... Ну хоть бы действующих лиц в мюзикле про Алису объявили, кроме Кэрролла и Алисы. А пока любимое развлечение - кастинговое гадание. Сижу и надеюсь, что хороших людей не обидят)))

Хотя они там все хорошие... Вот такие зайцы, например:


@темы: цветочек лиловый, о прочитанном, книги, история, Англия

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная