Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о прочитанном (список заголовков)
21:16 

Читаю детективы

sugar and spice and everything nice
Давно я не писала про детективы, хотя в последнее время окончательно перешла на них в качестве отвлекающего-развлекающего чтения (те же ГП-АУ, которые я некоторое время назад читала пачками, окончательно приелись...) Тем более, с тех пор, как я поселилась на Goodreads, я подписалась там на группу по "уютным" детективам, которые люблю больше всего, а в эту группу регулярно приносят новости о бесплатных или "скидочных" детективах на Амазоне для тех, кто желает разнообразить свое чтение... Нет, ну честно говоря, 90 процентов "бесплатных" детективов - слабенькие достаточно вещи, но попадаются и более-менее любопытные (а в слабеньких часто любопытно наблюдать за тем, как они строятся - мне это и в ГП-АУшках было интересно намного дольше, чем собственно авторские творческие порывы).

А написать хочу о тех авторах, которых не хочется немедленно забыть после прочтения одной книжки... и накопилось их уже несколько за последнее время.

Писательница Салли Спенсер - вообще-то не писательница Салли, а писатель по имени Алан Растедж, просто детективы один из немногих жанров, в которых женское имя лучше "продается". Салли пишет скорее полицейские детективы, чем "уютные", но соблюдает приятный баланс реализма и "уюта". У нее несколько серий, и все более-менее исторические. Интересно выглядит серия про испанского детектива времен Гражданской войны, но она мне пока не попадалась. Из серии про лондонского полицейского конца 19 века, впоследствии перебравшегося в Америку, я прочла одну книгу, а больше всего меня заинтересовала серия про инспектора Чарли Вуденда, который в конце пятидесятых-начале шестидесятых работает сначала в Скотланд-Ярде, а потом на (родном) Севере Англии. Хватает любопытных исторических деталей - его сержант встречается с девушкой-испанкой, дочерью иммигрантов-бывших испанских республиканцев; они расследуют убийство в рок-клубе в Ливерпуле среди набирающих популярность рок-групп и т.д. и т.п. Вуденд такой типичный северянин, непритязательно-независимый и страшно упрямый (и любитель поговорить, что "у вас тут на Юге все не так). Сюжеты закрученные, но не слишком закрученные, и каждый раз панорама разных городков, социальных слоев и нравов. В пятой серии у Вуденда появляется новый сержант - женщина, да еще и полька, Моника Понятовски. Про нее у Салли Спенсер есть отдельный "вбоквел", но его я читать не стала, решив, что женщина-детектив в провинциальной полиции в шестидесятых годах это уж _слишком_ социально для меня. А про Вуденда книжек штук двадцать, я пока прочла меньше половины - отвлеклась на других авторов.

Еще интересный автор - Катриона Макферсон. Мне почему-то казалось, что я про нее уже писала, но поискала - не нашла, так что простите, если что) У нее серия книг про даму по имени Дэнди Гилвер (Дэнди - уменьшительное от Дэнделион, если что, то есть одуванчик), англичанку средних лет замужем за шотландским владельцем поместья в двадцатые годы. Ей скучно, с мужем отношения... цивилизованные, дети в школе, а тут убийство... и еще одно... в общем, в итоге дама становится частным детективом, а муж это терпит, потому что с финансами после войны сложно, а за детективную работу внезапно платят, и есть на что теплицу новую поставить! Серия от первого лица, что обычно рискованно, но тут на мой вкус характер вполне себе вылеплен. Серия отличается замечательной запутанностью сюжетов - действительные родственные взаимоотношения подозреваемых часто без вычерчивания схемы не разберешь, у всех страшные тайны, незаконные дети, все дела. Очень увлекательно!

Лора Чайлдс пишет очень няшные книжки про симпатичных дам слегка за тридцать с собственным няшным бизнесом (магазинчик товаров для скрапбукинга/чайный магазинчик/кафе). Дамы обаятельны, окружены ансамблем из друзей и коллег, периодически заводят романы, которые не перетягивают на себя сюжет, и в подробностях описан их няшный бизнес... больше трех книг подряд из одной серии - и у меня начинает все слипаться от общей прекрасности, сильного характера и удачливости героини, но если не перебарщивать, то очень мило, прежде всего из-за сеттинга. Одна дама живет в Новом Орлеане и ведет бурную социальную и общественную жизнь, другая в Чарльстоне - и участвует в жизни местного исторического общества, и очень подробно описаны всякие их бизнес-дела, что для меня было увлекательнее всего - какие мероприятия можно устраивать в чайной, как придумывают схемы промоушна, где можно коммерчески использовать скрапбукинг, все такое. Правда, вспоминается серия про Бетси Девоншир и слова Бетси про то, что рукодельный магазинчик можно содержать только если у тебя уже есть источник дохода - героини Лоры Чайлдс как-то уж очень бодро обходят такие проблемы, "несмотря на кризис, в ее кафе, как ни странно, было полно народа". Но в целом читать уютно.

И недавно прочла первую книгу в серии Кейт Росс про Джулиана Кестрела - их всего четыре, а потом автор умерла, что мне сразу напомнило любимую серию Сары Кодуэлл про Хилари Тамар, где тоже только четыре книги... В общем, дочитывать эту серию я явно буду, поэтому напишу о ней сейчас. Джулиан Кестрел - денди эпохи Регентства, имеющий довольно темное прошлое и слугу - бывшего карманника, что иногда сильно помогает в расследовании преступлений. А Джулиан отнюдь не так равнодушен к чужим проблемам, как полагается истинному денди... На самом деле я не уверена, насколько это аутентично - мои знания об эпохе Регентства во многом основаны на Джорджетт Хейер, конечно, и очевидных ляпов я тут не вижу, но что-то в самой атмосфере такое... чуть более современное, чем хотелось бы. И весь сюжет первой книги немножко в духе Агаты Кристи и ее современниц - таинственное убийство в поместье, у всех свои секреты - но персонажи обаятельны, сюжет меня увлек и читается легко, так что бог с ней, с атмосферой.

А еще я продолжаю искать "рукодельные" детективы - они, конечно, есть, "уютные" детективы есть на всякий вкус в отношении сеттинга, но мне, увы, не только сеттинг нужен (я, например, не очень люблю любовную линию, особенно когда она "юмористическая"), так что поиски продолжаются.

Вопрос: Хочу сказать, что...
1. ... я прочитал и мне было интересно.  38  (100%)
Всего: 38

@темы: детективы, книги, о прочитанном

10:37 

Кажется, у меня год чтения воспоминаний

sugar and spice and everything nice
Крестьянка 1924 года рождения откуда-то из подмосковного Фрязино рассказывает о своей семье:


"Вторая дочь, Евдокия Романовна (1878 г.р.), с детства была очень верующая, несмотря на запреты родителей, в 17 лет ушла в монастырь. Пробыла там не долго, лет 7. Молодые, красивые монашки, когда приезжали попечители, обязаны были им обслуживать их кельи, вот тут-то они и злоупотребляли. Короче, она забеременела от попечителя монастыря, владельца самоварного завода в Туле. Находиться там больше не могла, а вернуться домой тем более: это великий позор и грех не только ей, но и родителей.

Вот здесь бабушке и крепко доставалось от деда, который возвращаясь очередной раз из Москвы после продажи платков и узнав об очередных скитаниях своей дочери Дуняши давал волю своим эмоциям и позорил жену как мог.

После того как Евдокия Романовна сбежала из монастыря, она устроилась служанкой в богатый дом. Там родила дочку Марию и там же вышла замуж за дворника - вдовца Ражкова Петра Григорьевича на 4-х детей.

Только после всего этого еле-еле стали признавать и принимать дома родители.

Всю свою жизнь т.Дуня замаливала свои грехи. Судьба распорядилась так, что ее муж, дочь и неродные дети умерли, и свой век она доживала с неродными внучатами- родная дочь ее была бездетная, сердечница, умерла в 43-44 года и никакого потомства после себя не оставила. Умерла т.Дуня в возрасте 86 лет, как и ее мать."


(про квартирантов, снимавших у них жилье) "Надежда Михайловна Родионова из Сталинграда. Муж ее был главным инженером тракторного завода, работал на иностранную разведку, его сослали и расстреляли (как изменника родины).

Сталинград, как вы знаете, был разрушен во время ВОВ до основания. При поступлении на работу в институт Надежда Михайловна скрыла данные о своем муже, а работать она поступила в плановый отдел, т.е. связана с секретными документами. Проработав где-то года два, ее уволили в течении 24 часов- дела на изменников и т.п. находились в Иркутске,- и все выяснили, а затем ее сына Вадика уволили из ВМФ. Вот такие пироги."


... она это в начале девяностых рассказывает, никак не рефлексируя, похоже. Что замаливавшая грехи тетка Дуня, что работавший на разведку муж квартирантки - ну вот так, значит, так.

И зацепила вот эта история, особенно в конце про брата почему-то.


"Ирина Романовна... вышла замуж в деревню Фрязино (деревню потом перенесли и назвали в народе "Перетащиловка”, а на старой территории деревни и Капцовской фабрике выстроили прекрасный завод "Радиолампа”, ныне НПО "Исток").

В судьбе этой женщины, красивой, с карими глазами, правильными чертами лица, грациозной походкой, слились воедино трагичность жизни и судьбы. В юности она любила и была любима: жених Привезенцев Николай Павлович в чине подпоручика делал предложение. Родители ему жениться не разрешили - неровня. Вскоре родители умерли, он опять приехал к ней и очень просил выйти за него замуж. Видно не судьба была - она уже вышла замуж и у нее был ребенок. Привезенцев клялся в верности и любви, жить без нее не может, обещал усыновить ребенка, развестись со своей женой (он тоже был уже женат), намеревался отравить Аришиного мужа, ездил в Киев или в Воронеж к тому в госпиталь. Ирина Романовна гордо отвергла предложение и сказала: "Я была девушкой, ты не женился на мне, я дала клятву Богу и мужу и не изменю этому. Все кончено".

Про ее мужа и детей

Какой силой ума, энергии и воли надо было обладать чтобы пережить судьбы своих детей, а в конечном итоге свою. К этому надо прибавить: голодовка с 1918 по 1921 гг. и с 31 по 34, сдохла корова, в доме провалилась крыша, свекор несколько лет лежал парализованный, опорожнялся под себя, муж без ноги, дома - нищета, помощи ждать неоткуда и не от кого. Придет она бывало к нам, т.е. к своей матери, а та сама на шее у сына, а у сына десять человек - ничем не мог помочь. Пойдет брат Алексей ее провожать, положит молча руку ей на плечо, а она знай горючими слезами заливается, вот таким образом снимал с нее горечи и печали, а как она была ему благодарна, и лучше брата, и душевнее у нее никого не было. зато мать Пелагея Кондратьевна давала волю словам: "Твой воз - ты и вези!" Мужа тетя Ариша пережила, а сама умерла как то странно. Сшибли ее на кладбище велосипедом, сломали ключицу, дело шло на поправку, сходила на рентген, легла на кровать и сказала: "Я умираю - зовите сына Алексея", а через 3-4 часа она отдала Богу душу. В гробу она лежала гордая, властная, несломленная и красивая (странно, но факт).

Схоронили ее хорошо, хоть это она заслужила на этом свете. Царство ей небесное, пресветлый рай."

www.bogorodsk-noginsk.ru/vospominaniya/2_barbos...

@темы: ссылки, о прочитанном, люди, история, чужими словами

00:28 

sugar and spice and everything nice
Дочитала Гаспарова - очень интересно. Необыкновенный человек, хотя совсем и не близок мне по мировосприятию, но очень заставляет задуматься. Едва ли не интереснее "выписочных" частей - более крупные разделы со статьями, интервью, рассказом про себя, про переводы. Конечно, он как филолог воспринимает переводы совсем не так, как я... но то, что он делает с ними, заставляет глядеть на перевод по-другому. (Хотя я никогда не буду переводить стихи - в рифму и ритм не умею, а верлибром и подавно - мне кажется, чтобы браться за верлибр, надо уметь классический стих, чтобы знать, чего именно ты тут не делаешь. И сомневаюсь, что лично для себя когда-нибудь отойду от "переводить текст текстом". Впрочем, я ремесленник, то, что делаю я - особенного значения не имеет) И какая странная идея - конспективные переводы.

Совершенно неблизкая мне и очень важная для него идея - про личность как пересечение социальных ролей. Впрочем, я задумалась, что такое личность для меня - и поняла, что меня почему-то никогда этот вопрос не тревожил и не казался важным; возможно, мешает слишком сильное и отчетливое ощущение себя (а рассуждения о себе как чемодане и про то, что у человека нет естественных прав кроме как умереть с голоду - откровенно пугают. Хотя я прекрасно понимаю, что он имеет в виду).

Рассказ о детстве заставляет подумать, что понятно, почему он такой - но если бы в этой же семье рос другой по склонностям ребенок, наверное, он бы по-другому рассказал о своем детстве - да и другое детство прожил бы. В общем, курица и яйцо. Но - к вопросу о том, когда у человека формируются склонности. Чтение о стиховедении лет с десяти, конспектирование Вересаева... И с самого детства попытки поверить алгеброй гармонию - кажется, как минимум в рамках одного конкретного человека успешные (потрясающе про то, как ему не нравился Фет, и он стал заниматься стиховедческим анализом прежде всего на материале Фета - разобрался и проникся). В общем, оглушительное и многомысленное чтение.

И кажется, это я тут веду диалог с текстом. Наверное, Гаспарову бы не понравилось.

@темы: и вправду размышляю вслух, книги, о прочитанном

01:41 

sugar and spice and everything nice
Вообще говоря, я страшный хомяк, скопидомка, кто там еще... packrat, англичане это удачнее всего сформулировали, имхо. У меня слишком много вещей и я страшно не люблю от них избавляться, пусть даже места не хватает.

И тем не менее, весной я расчистила свой гардероб - не до минимальности, но - особенно для меня - довольно значительно, так, что стала понимать, что у меня где, - а сейчас вот книги (см. пустые места на полках на фото ниже).

Это меня вдохновил метод КонМари. Я не фанат гуру и советчиков, и я не гарантирую, что всем он подойдет, но (а) мне очень-очень подошел, и (б) о нем у нас сейчас начали писать, но пишут совершенно не про то, что там прочитала и что сочла нужным и важным я.

Японка Кондо Мариэ (КонМари - это ее прозвище, все без затей) пишет довольно много про себя, свое детство и то, как она разбиралась с вопросами организации пространства, которые ее интересовали всю жизнь (я серьезно. Лет с пяти, по ее словам). А еще она пишет про уважение и любовь к вещам - про то, что вещи для нее часто были более надежными друзьями, чем люди, и про то, что вещи рады нам служить и отдают на это все силы, и за это их нужно уважать (наверное, такую книгу могла написать только японка. И да, она несколько лет работала мико - я так понимаю, это не особенная редкость, но в данном случае это как-то очень подходит). Про то, что "Тадайма" надо говорить, даже приходя в пустой дом, потому что он тебя ждал и рад тебе услужить.

И отсюда у нее следует вывод, что вещи, которые стоят у тебя без дела - которыми ты не пользуешься, но при этом держишь у себя - они страдают. Они пропадают зазря, чувствуя, что не нужны, что они могли бы кому-то приносить пользу, а не приносят. И поэтому надо их поблагодарить и отпустить.

... и вот как-то от этого меня стало попускать. Большинство книг об организации пространства, видите ли, пишут с точки зрения минимализма: выкиньте! Все выкиньте! Вещи вас связывают, избавляйтесь от них! И я сразу понимаю, что это не для меня - я никогда не буду минималисткой, и я не могу вот просто так взять и выкинуть вещь.

А вот отпустить, оказывается, могу. И вот в том, что можно, рационально организовывая свое пространство, относиться к вещам с уважением и любовью - в этом для меня оказалась вся разница, и это для меня сработало.

Ну и плюс ко всему, я люблю автобиографичные селф-хелп книжки.

@темы: книги, мелочи жизни, о прочитанном

19:16 

sugar and spice and everything nice
Поскольку меня периодически охватывает-таки желание знакомить окружающих со списками прочитанного, вот прочтенное за май (не считая тонны фанфикшна, на который я потратила слишком много драгоценного времени):

Барбара Шер, I Could Do Anything if I Only Knew What - собственно, про то, как осознавать, чего ты хочешь от жизни, и что может в этом помешать. Довольно внятно, как-нибудь перечитаю некоторые главы

Макс Глэдстоун, Three Parts Dead - фэнтези прямо по моему вкусу. Героиню и ее начальницу нанимают воскресить бога, от которого зависит нормальное существование огромного города. Религия, суды, жизнь города, фэнтези не-средневекового характера, разнообразные персонажи, ощущение кипящей жизни. Тест Бехдель не то что проходит, а пролетает. Или промаршировывает галопом. А также имеется религиозная значимость курения. :)

Билл Таммеус, Жак Цукеркорн, They Were Just People - истории польских евреев, спасенных во время войны поляками. Хорошее такое напоминание о том, как все в жизни сложно и неоднозначно. И о том, что спасатели спасателями, а без силы характера и желания жить самих этих евреев ничего бы не вышло.

Иоанна Хмелевская, Шутить и говорить я начала одновременно - перечитала после польской поездки первый том ее автобиографии. Про войну мало, конечно, но все равно интересно было читать, немножко узнавая детали и места.

@темы: Польша, история, история евреев, книги, о прочитанном, праведники мира, фэнтези

21:02 

sugar and spice and everything nice
Недавно в приступе ностальгии нашла и перечитала книжку, которая мне очень нравилась в школе. С большим удовольствием перечитала, она мне до сих пор нравится. "Отрочество" Сусанны Георгиевской, школьная повесть, где действие происходит в Ленинграде начала пятидесятых, еще при раздельном обучении (не могу решить, где школа, в которой учатся герои, но отчетливое ощущение, что это в старой Петершуле).

Почему она мне нравится? Я когда-то, кажется, уже рассуждала на тему о том, что школьные и подростковые повести пишутся о "неправильных" детях - шалопаях, влипающих в неприятности, а если появляется "правильный" персонаж, то книга его обычно "перевоспитывает", учит не быть слишком правильным. Так вот, "Отрочество" этого избегает - из двух друзей-героев один типичный шалопай и мечтатель, а вот другой - чистюля, аккуратист и отличник - и автор позволяет ему таким оставаться, и допускает, что это нормально, что его не надо "переучивать" и "расслаблять".

Плюс герои не всегда однозначны, плюс у взрослых тут своя жизнь (и даже любовная линия немножко), плюс у героев увлечения - значительная часть книги о том, как один из героев готовит доклад об Индонезии, а другой увлекается археологией. Плюс это Питер все-таки (и немножко детство моей мамы - эти мальчики постарше, но мама тоже делала доклад об Индонезии и тоже ходила в музейные кружки. И собирала металлолом). В общем, ужасно милая книга.

@темы: книги, о прочитанном

19:36 

sugar and spice and everything nice
Прочитала у Ольги Чигиринской довольно любопытную статью "Россия как нарциссическое расстройство личности, Украина как нарциссическая травма". Не во всем согласна - да, меня тоже, как и многих российских читателей, царапнул пассаж про "быть русским - значит, быть никем" (и да, я выдернула это из контекста, она не имеет в виду "русские пустое место", она достаточно конкретный момент имеет в виду), но я довольно часто читаю Чигиринскую, отмечала за ней склонность универсализировать собственные переживания и слишком сильно основываться на собственном примере, так что эту часть ее рассуждений я просто не сочла нужным учитывать - гораздо более полезным мне показалось не помню чье уже замечание в комментах о том, что очень много "не таких" русских, но при этом у них проблема с образованием общности, они все сами по себе "не такие" (ну или в дружеской компании).

Но в целом самым интересным для меня в этой статье была попытка последовательного ответа на давно беспокоящий меня вопрос - почему такому большому количеству народа обязательно надо, чтобы их страна была великой, зачем человеку обязательно надо ощущать, что он живет в великой стране.

В общем, хорошая пища для размышлений, но плохая - для разговоров, особенно в нынешней ситуации, поэтому комменты закрываю.

@темы: о прочитанном, от политики не скроешься

URL
15:32 

Книжное

sugar and spice and everything nice
Прочитала:

"Два ларца, бирюзовый и нефритовый" Секацкого - все же очень симпатичная литературная игра.

Внезапно прочитала "Друг и лейтенант Робина Гуда" Анны Овчинниковой - про "попаданца" из нашего времени в Малютку Джона. Называется, один наш бартерщик забрел в визитку к Робин Гудам на ФБ и ушел оттуда со ссылкой и с жалобой на то, что затягивает. Я немедленно востребовала ссылку и проверила. Затянуло, ага. Увлекательное чтение....

"Культура Эдо" Нисияма Мацуноскэ. Главы про музыку и театр иногда сложнее читаются, потому что уходят в более узкие темы, но все же очень интересная книжка. Немножко цитат:

Из главы про кабуки -

"В эпоху Тайсё (1912-1926) я жил в деревне на берегу реки Тигуса, примерно на десять километров вверх по течению и к северу от города и замка Акоо в провинции Харима. Каждый год, весной и осенью, там строили временную сцену для двух дней представлений "деревенского кабуки". Ставили самые разные пьесы, некоторые настолько необычные, что они даже не входят в сегодняшние энциклопедии кабуки. Я еще не ходил в начальную школу, но никогда не пропускал таких представлений и накрепко запоминал оттуда сцены и строчки.
Когда родители и бабушка с дедушкой разговаривали об этих пьесах, меня это всегда завораживало. Я внимательно слушал замечания взрослых и задавал много вопросов. Но один термин я все же никак не мог понять. Неважно, сколько раз мне объясняли, я не мог осозознать выражение аку (зло). Ребенком я часто слышал, как взрослые говорили: "У Сихэя аку попало точно в цель", или "на этот раз у Игами но Гонта аку не дотягивало", или "здесь должно было быть больше аку!". Я не представлял, о чем они говорили, но этот ранний опыт заставил меня понять, что "зло" в кабуки - это что-то особенное".

Из главы про популярное искусство позднего периода Эдо:

Из отчета 1866 года: "Кинтаро, начальник пожарной бригады - командир группы пожарников "сэ", которая тушила пожары в районе - живет в Йоко-тё, к востоку от третьего квартала Минами Денма-тё, и управляет йосэба (что-то вроде концертного зала). Его профессиональный псевдоним Саномацу. У этого театра фасад шестьдесят девять футов и глубина более пятидесяти четырех футов. Сцена больше двадцати четырех футов размером, и со всех трех сторон окружена двумя ярусами галерей. Пьесы кабуки здесь играют как мальчики (от одиннадцати до семнадцати лет), так и девочки. Эти актеры не разговаривают. Вместо этого они шевелят губами под слова декламации дзёрури. Поэтому их называют "живые фигуры". Этот театр известен как лучший из крупных йосэ Эдо, каждый день зрители ходят сюда толпами."

Из эпилога:

"Сегодня многие исследователи, к несчастью, идут легким путем, просто применяя модные новые теории к старой неверной информации. А тем временем бесценные исторические материалы периода Эдо собирают пыль на библиотечных полках.
Позвольте привести пример работы, которая представляется мне как своевременной, так и стоящей. Последние несколько лет я занимался изучением работы чайных мастеров периода Эдо, которые изготовили множество прекрасных чайных ложечек тясяку и крышек. Эти бесценные творения - пример чрезвычайно утонченных, но в то же время функциональных артефактов. Я тщательно изучил и измерил тысячи выдающихся ложечек периода Эдо с целью открыть секрет поистине прекрасных ложечки и крышки. Используя эту информацию, я сам вырезал больше пяти тысяч таких ложечек. На недавней выставке я представил некоторые мои самые удачные работы вместе со связанными образцами моих картин. В ближайшем будущем я планирую издать книгу о ложечках и крышках работы чайных мастеров периода Эдо. Я считаю, что такое исследование углубит наше понимание не просто ложечек, но и эстетики чайной церемонии, а значит, и японской культуры в целом".


Читаю:

Все еще Клемперера и Джо Грэм.

Планирую читать:

Все еще не добралась до Октобер Дэй.

@темы: Япония, книги, о прочитанном

01:05 

Книжное

sugar and spice and everything nice
Прочитала:

После Эддисон я еще успела прочитать серию A Charm of Magpies автора по имени KJ Charles, довольно славную викторианско-магическую фэнтези с гей-романсом - занимательный сюжет, хорошо прорисованная эпоха, славные персонажи.

И The Body in the Fjord, очередной детектив Кэтрин Холл Пейдж, на этот раз не с основной героиней серии, а с ее подругой, и дело происходит в Норвегии. Захотелось поехать в Норвегию. И съесть много-много норвежской еды.

Читаю:

LTI Виктора Клемперера, про которое и так все в курсе. Филологическая часть любопытная, дневниковая - жутенькая (о тех евреях при Гитлере, которые в лагеря не попали, я мало что знала - а политика выдавливания людей из рода человеческого довольно кошмарно последовательна. Пример. Ну и еще пугающие мелкие истории того, как очень приличные немцы постепенно пропитывались нацистской идеологией.

"Два ларца, бирюзовый и нефритовый" Александра Секацкого - странная и своеобразная книжка, якобы экзаменационная шпаргалка для средневековых китайских чиновников. Но цепляет, хотя я и не люблю притч.

Edo Culture. Daily Life and Diversions in Urban Japan, 1600-1868 Нисияма Мацуноскэ, ровно то, что и говорится в заголовке. Автор 1912 года рождения, и свой и без того богатый материал он периодически приправляет "а вот в моем детстве еще много было...": я такое люблю.

The Emperor's Agent Джо Грэм, приключенческий роман про авантюристку в наполеоновской Франции.

Собираюсь читать:

Когда что-нибудь из этого дочитаю, хочу попробовать серию Шонан Мэгуайр про Октобер Дэй.

@темы: книги, о прочитанном

18:26 

sugar and spice and everything nice
Дочитала "Гоблина-императора" Кэтрин Эддисон. Я догадывалась, что мне понравится, но не ожидала, что понравится настолько. Тут в чем штука: мое настроение очень зависит от того, что я читаю. И поэтому я больше всего люблю читать про хорошее. Про хороших людей, про мир, в котором можно себя представить... При этом еще чтоб они были читабельные: знаете, как это сложно?

Так вот, главгерой этой книжки - хороший и добрый, хотя сам этого не осознает; и кругом него хороших людей все же значительно больше, чем плохих. Ну, не людей, а эльфов и гоблинов - ага, это фэнтези про страну эльфов, хотя это явно не толкиновские эльфы. А еще это стимпанк. И это роман воспитания. Только воспитываться главгерою приходится, в восемнадцать лет став императором страны эльфов - хотя до тех пор был он никому не нужный четвертый принц, полугоблин, ребенок от неудачного политического брака, засунутый отцом с глаз подальше в глушь и оставленный после смерти матери на попечение равнодушного и озлобленного родственника. А потом отец и братья погибли... доброе утро, вы император!

Вот он и учится - быть императором, а заодно общаться с людьми, понимать, что не надо пытаться всем угодить, разбираться в делах и понимать, что вообще происходит. ... и вообще, пожалуй, любимая моя сцена в книге - когда герой идет на обед к крупному политическому деятелю, и жутко его стесняется и боится - а в итоге осознает, что кругом люди со своими интересами, беседует об исторической вышивке и о филологии ("а что такое филология?" - "ваше величество, вы серьезно?..." - и дальше все окружающие активно объясняют ему, что такое филология (и пытаются не слишком приходить в ужас при мысли о том, что вот так вот обучали принца) - а он немножко не уверен, не стебутся ли они над ним, и что, люди правда занимаются историей происхождения слов?)

... что-то мне захотелось перечитать. :)

@темы: книги, о прочитанном, фэнтези

21:56 

sugar and spice and everything nice
Тем временем я прочла два романа из вбоквельной серии Флинта и Вебера про КашА, Зилвицкого и борьбу с работорговцами.

Наверное, оно лучше понятно, если параллельно читать основную серию про Хонор, но я не буду. Мне и так неплохо. А происходит у нас вот что - по инициативе (во многом) Виктора КашА освобожденным рабам отдают их собственную планету. В первой книге эту планету, собственно, освобождают, а во второй - спасают от потенциальной угрозы (и больше сообщают нам об истинных намерениях Месы). Я знала, что Берри станет королевой этой планеты, и заранее шипела на Вебера с его монархическими пристрастиями, но в данном конкретном случае меня, пожалуй, убедили - ОК, королева там пригодится. И именно такая, как Берри. И без всякой аристократии, конечно (кстати, мне вообще понравились в первом томе разговоры о политике и политическом устройстве, они выглядели естественно, работали на сюжет и характеризацию персонажей и при этом не были прямым инфо-вбросом).

Но если меня убедили, что Берри годится в королевы, шпионка Рут меня несколько... озадачила. Не, я могу поверить, что в двадцать три года можно быть суперталантливым хакером, гикнутым на политике и с неплохими аналитическими способностями - но вот что после покушения на нее и гибели всех ее охранников она немедленно и четко проанализировала всю ситуацию - это немножко перебор, она должна была быть в шоке. Но шуточки во второй книге, когда любые культурно-исторические отсылки она интерпретирует в политически-гиковском ключе, меня улыбнули ("Данте сказал..." - "Кто такой Данте?" - "Он имеет в виду Теодора Данте, главу служб безопасности на планете такой-то")

А, и меня смутило, как они бодро сделали себе эти операции на внешности. Хоть они и обратимые.

Антона не очень много (подозреваю, вся история с его разборками с Командорски в основных книгах), но мило; Виктор хорош, и мне в принципе нравится его роман с Тэнди - но по-моему, в первой книге многовато внимания было ему уделено, и кто-то из авторов слишком старался показать, что Тэнди настоящая женщина и у них настоящий роман, и все такое. Зато мне нравятся отношения Тэнди с ее амазонками и вообще то, как амазонки постепенно обретают собственные характеры.

Луис Рожак - мой новый любимец в этой серии! Ну нравится мне читать про суперкомпетентных людей, которые при этом не сволочи (а то, что он любит готовить, меня вообще умилило. Ну и то, что он пришел на помощь Торч, вообще здорово. Хочу про него больше).

Линия про Месу начиналась скучновато - много незнакомых людей, к которым нет симпатии, но Джек мне быстро понравился. Больше, чем Эрландер. И понравилось, что ход его смены мнения был медленный и от частного к общему - убедительно. Жалко, что так с ним вышло... Но он все правильно сделал.

Но я не хочу, чтобы Виктор больше не был шпионом. Что он делать-то будет? (нет, он найдет, конечно... Вообще он мне напоминает сэра Перси Блэйкни - та же гипер-адаптивность и вера в свои способности как основные факторы, позволяющие персонажу делать то, что он делает)


Третий том вроде уже вышел, но у меня его нет. Пойду таки читать про Циннабар - вроде мне еще не надоели космооперы.

@темы: книги, о прочитанном

13:30 

sugar and spice and everything nice
Я сказала, что хочу перечитать Дэвида Дрейка про Циннабар, после чего очень логично перечитала парочку антологий Вебера и компании про Хонор Харрингтон.

С Вебером все сложно, как всегда. Я люблю милитари-космооперу и люблю боевки, но... вот новелла "Мичман Харрингтон" типичное оно. Хонор в первом плавании такая маленькая, а уже Хонор - уже до нее докапываются злобные враги, пока она спасает корабль своими талантами, а тем временем все остальные персонажи заинтересованно обсуждают то, какая она особенная и уникальная. Поэтому когда в четвертой антологии я прочла новеллу про приключения Хонор и Кардонеса через некоторое время после "Станции Василиск", я даже удивилась, что Кардонес особо не разливается соловьем про необыкновенность Хонор... угу, потом посмотрела: эту новеллу внезапно не Вебер написал.

Больше всего мне и при перечитывании понравились новеллы Эрика Флинта. И особенно Виктор КашА - Зилвицки-то несколько страдает синдромом Хонор, и персонажи обсуждают, какой он особенный, и как он особенный из-за места своего рождения. Как-то в этой вселенной регулярно географический мэрисьюизм. Вон, читая "Тень Саганами" в свое время, я пришла к выводу, что не только Хонор мэрисью, но и вся Мантикора разом. Уж такая она особенная. Поэтому сразу хочется читать про Хэйвен. ... почитать, что ли, вбоквелы про Каша и Зилвицки, хоть они и в соавторстве с Вебером? Я бы еще про Элоизу Притчарт почитала, но про нее, кажется, только в основных романах, а на это я не готова.

Что еще? Древесные коты мне по-прежнему скучны. Не знаю, может, мне просто Нимиц не нравится? (интересно, если б я перечитала сейчас Мерседес Лэки, меня бы раздражали Спутники? Один ведь черт... Хотя бы мой любимый роман про Вальдемар можно, наверное, как-нибудь, там всего этого меньше). У его отношений с Хонор вечно такой.... оттенок подстебывания, который почему-то часто появляется у героинь современного фэнтези с каким-нибудь другом-и-наставником. Мичман Хернс с Грейсона - такая Хонор-дубль-два, даже не смешно. Только что без кота. Но мне понравился капитан в том рассказе и то, что он не враг-и-мировое-зло, и девочка зря на него так крысилась. "Юмористические" рассказы... про грейсонский корабль неудачников было сначала смешно, а потом не смешно - потому что как-то непонятно, и что дальше, и что за флот, в котором такое существует. Про женщин с Масады - хорошо, но мысль о том, что Джудит потом вышла за принца Майкла, угнетает, потому что хотелось ей своей отдельной жизни.

В общем, как я и сказала, все сложно.

@темы: книги, о прочитанном

12:45 

sugar and spice and everything nice
Прочитала "Московских сторожевых" Ларисы Романовской. Интересная книга... хотя по-настоящему меня захватило к самой последней части, ну да оно так часто бывает. Нестандартная концепция "городских ведьм". Но какое же от книги ощущение общей неприкаянности, какое-то полное отсутствие уюта: как-то он словами-то поминается, а ощущения не оставляет. Я от городской фэнтези про ведьм иного ожидала: впрочем, возможно, это связано с нестандартностью концепции этих самых ведьм, которые почти полностью завязаны на человеческие взаимоотношения, а не на мир.

Ну и, конечно, представить, что все это реальность (я так иногда делаю с городским фэнтези) - жуть жуткая, наверное, еще больше, чем в "Гарри Поттере": там волшебники лезут к людям в сознание мощно, но мельком, к тем, кто им случайно попадется, а тут целая культура такая - ходит и причиняет чего-нибудь окружающим, да еще и ищет, кому бы еще причинить, вот все эти Лены, Жеки и Марфуши со всеми их милыми особенностями.

@темы: книги, о прочитанном, фэнтези

00:24 

Детективы и рукоделие

sugar and spice and everything nice
Я обещала написать про рукодельные детективы - вот, пишу. Сразу честно признаюсь - это все про книжки на английском, там подобных великое множество, а вот по-русски я рукодельных, как и иных "тематических", детективов ни разу не видела.

Жанр "уютного" детектива, насколько я понимаю - это попытка возродить атмосферу книжек типа Агаты Кристи, чтоб не триллер и не психологически-мазохистические страдания агента, ловящего маньяка, а приятное чтиво для отдыха. Для этого у детектива должна быть в целом более-менее идиллическая атмосфера: мир устроен уютно и приятно, преступление его нарушает, но его раскроют, и мир снова станет упорядоченным. У Кристи с такой атмосферой как-то попроще - не то чтобы в мире тогда не было суматохи и тревоги, но, скажем так, люди больше готовы были верить в существование порядка и покоя.

В наше время той же цели чаще всего достигают "сужением" поля действия - а заодно и привязкой к чему-то приятному/интересному. От исторических детективов, где преступления раскрывают светские дамы двадцатых годов (не забывая о новом платье), до детективов, где дело происходит в кулинарной школе или цветочном магазине (обычно названия детективов связаны с "темой", и в них, как и в аннотации, примерно миллион каламбуров, обыгрывающих эту тему).

Кроме того, привязка к миру хобби или профессии позволяет читателям, разделяющим их, почувствовать сродство с героями - я как-то это очень остро ощутила на себе, читая детективы Моники Феррис про хозяйку рукодельного магазинчика. Читаешь, читаешь... аааа, героиня едет на выставку-продажу и закупается у Крейника! Покупает наборы для вышивания, и все имена-то знакомые!

Героиня детективов Моники Феррис, Бетси Девоншир, приезжает после трудного развода погостить к сестре Марго, владелице рукодельного магазина в маленьком городке в Миннесоте - а сестру убивают. Ну и приходится ей, чтобы не влипнуть, разбираться в убийстве самой - а заодно и в рукоделии и в управлении магазином. Феррис рассказывала, что изначально, когда ей предложили написать такую серию, придумала в качестве ключевого персонажа Марго, но потом поняла, что недостаточно разбирается в рукоделии - и дело перешло к Бетси, которой пришлось учиться всему с нуля.

... кстати, серия вышла вообще на редкость познавательная - мало того, что почти в каждой серии базово рассказывают о каком-нибудь виде рукоделия (а я потом сижу и разбираюсь, как это по-русски. Заодно рукодельную лексику набираю), попутно живое такое представление складывается о том, как ведется мелкий бизнес вообще и рукодельный мелкий бизнес в частности (если коротко: это невыгодно. Из одного из поздних романов серии - "Объявили о банкротстве через восемь месяцев? Вы что, не в курсе, что малый бизнес первый год вообще никогда не приносит доход? Восемь месяцев - это они даже не _попытались_!"), и о Миннесоте, об ее достопримечательностях, городах и городках (Эксельсиор, где происходит действие романов, совершенно реальное место).

Для своего жанра книги достаточно реалистичны - я не только про бизнес, я еще и про разворачивание ситуации "любитель почему-то занимается детективными изысканиями". Бетси к этому, в общем, не рвется, и в какой-то момент у нее практически нервный срыв после нескольких трудных дел подряд; ее обычно просят помочь, но ей случается отказываться - "тут я ничем помочь не могу". И еще тут нет нелюбимого мною натужного тона "юмористических детективов" - "ах, я такая дурочка", "ах, я увидела симпатичного мужика и начала делать глупости" (Бетси за пятьдесят, но личная жизнь у нее на протяжении романов есть. Довольно разнообразная, но не выпирающая на передний план. Личная жизнь есть и у менеджера ее магазинчика Годвина, молодого гея, и у ее подруги-полицейской). И очень симпатичные герои - кроме упомянутых, еще и группа рукодельниц, регулярно собирающихся в магазинчике и активно интересующихся расследованиями Бетси.

В общем, на редкость удачный баланс: дочитав 15 книг этой серии, я взялась за другие рукодельные романы, но ни один не увлек настолько - хотя может, дело в менее знакомых мне видах рукоделия? Правда, вот сейчас серию детективов про квилты и квилтинг я читаю с большим интересом (квилтингом мне всегда хотелось заняться, но он меня пугает).

@темы: вышивание, детективы, книги, о прочитанном

14:45 

sugar and spice and everything nice
Подумала, не писать ли тут больше про повседневную жизнь... Кажется, уже передумала, причем не могу определить, чего в передумывании больше, "да кому это нафиг интересно" или "не хочу, чтобы про меня все всё знали".

За окном дождь и, кажется, гроза будет. Дождь дал интересный эффект - динамики нашего местного стадиона вместо черт-те чего заиграли вполне приличную инструменталку. Впрочем, меня вообще не сильно беспокоит шум из динамиков - хорошо вписывается в ощущение лета.

Прочитала любопытную книжку - "Розы Тени" Натальи Резановой, сборник рассказов на шекспировские сюжеты, развернутые в что-то вроде альт-истории. Очень интересно, хотя многовато конспирологичности - я это не очень люблю, хотя, наверное, в жанре "игры ума" это неизбежно. Пожалуй, больше всего понравился рассказ по "Ромео и Джульетте", про Бенволио и Розалину.

@темы: Шекспир, блоггерское, книги, мелочи жизни, о прочитанном

17:13 

Ирина Сыромятникова, "Житие мое" и продолжения

sugar and spice and everything nice
Внезапно прочитала трилогию Сыромятниковой - ну, "Житие мое" и так далее. Я когда-то ее уже начинала, но бросила с трех страниц с воплем "очередной монолог Страшно Остроумного Главгероя в духе Армады", но тут мне обещали, что дальше будет интереснее, и я терпеливо продралась через этот самый монолог - постепенно даже привыкла, характер главгероя, в общем, вырисовывается довольно неплохо.

В общем, получились бодрые такие приключения бойкого героя - но, боюсь, в этом смысле больше всего мне понравилась первая книжка (ее я прочитала за день, а оставшиеся две теребила неделю). Но кроме героя, тут есть еще обещанное мне интересное - мироустройство. Т.е. мир, в котором кроме обычных людей живут черные и белые маги - и вот эти маги и их роль в мире довольно своеобразно описаны.

Герой - черный маг, и поначалу большую часть информации о черных и белых мы получаем от него; но довольно быстро становится очевидно, что он почти подросток (ощущение невеликого возраста добавляет и отсутствие у него выраженного интереса к сексу - ну, кроме полуфразы упоминания о доступных горничных в конце третьей книги - а между тем мы регулярно слышим про еду и про автомобили, скажем), и что он немножко компенсирует то, что был воспитан в семье магов белых, поэтому непрерывно рассуждает про "настоящих черных" и себя рассматривает/позиционирует в этом ключе. Черные - они все такие крутые неуживчивые индивидуалисты, а белые - трепетные няшечки, страдающие от любого грубого слова, которых нужно опекать, потому что к жизни они не приспособлены.

... довольно быстро я решила, что в этом мире я бы предпочла быть обычным человеком (угу, на самом деле мой любимый персонаж тут капитан Бер). Потому что вся эта черно-белая система в чем-то напомнила мне омегаверс - чуть меньше нарушения прайвеси, но, в общем, все равно твой организм командует твоим поведением и реакциями. И то, что это неприятно, в общем, подтверждает в третьей книге ПОВ персонажа-белого - Алеха Клементса; правда, с его слов получается, что после инициации белые в принципе должны себя контролировать...

Кстати, бог с ним с омегаверсом в качестве сравнения, еще это напоминает мир победившей соционики в тусовочном варианте - "я ничего не могу с собой поделать, я черный", "не трогайте его, он белый". Определенность-то характера, в общем, не такая определенная, как поначалу кажется - и черные вполне себе нормально взаимодействуют между собой, и та же Рона Кевинахари или Лаванда Килозо или даже Алех Клементс ничуть не похожи на трепетных няшечек. Зато в этом мире, как и у подобных адептов соционики, не принята идея, что особенности характера можно компенсировать (потому что то, что описано у автора - это все же преимущественно выглядит как свойства характера, а не как особенности организма) - а компенсация получается только случайно, как с воспитанием Томаса или с решением обучать в Редстонском университете обычных людей (зато люди, научившиеся компенсировать, получают преимущества - см. карьеру Томаса и трогательное огорчение Лаванды, когда она обнаружила, что она не единственная белая-боец).

И кроме возможностей самих людей, все это дивно влияет еще и на общество - с одной стороны недоверие и гипербдительность к черным (Томас уверяет нас, что так и надо, но его объективность штука специфическая), а с другой ужасно интересный эпизод, когда Томас переодевается белым. Тут и восприятие его мелкими бандитами-обычными людьми как беззащитной няшечки (конечно, косплей требует усиленной демонстрации типовых черт персонажа, но все же), и то, как потом следователи расспрашивают о ситуации, в которой он присутствовал, и слышат "А еще здесь был белый, он, в общем, был довольно спокойный, у него даже губы не дрожали..." - а потом следователи говорят "А теперь опишите его, пожалуйста, как будто это был обычный человек", и только тогда получают данные о росте, внешности и т.п. То есть практически идеальная маскировка - все же знают, каковы белые, каковы черные...

Причем как-то это все умудряется функционировать, и в государственных органах работают и белые, и черные.

Немножко спойлерно.

А, и еще непонятки с религией. Третья книга называется "Монтер путей господних", и мы периодически слышим про священников, молебны и теологическую угрозу - но религия выглядит редкой невнятицей, как будто это такое специальное хобби для некоторых белых. Что немноооожечко странно.

И разумеется, изрядное количество всех этих непоняток вызвано недодумками автора, которому хотелось рассказать историю про приключения, а не придумать сбалансированную систему мира, в котором функционирует магия... Но я люблю сюжеты про равновесие. И нахожу интересным, что черные и белые тут - отнюдь не традиционный хаос и порядок.

... по-хорошему хочется книжку с белым героем в этом мире.

@темы: о прочитанном, книги, фэнтези

22:05 

Книжные заметки - ноябрь-декабрь

sugar and spice and everything nice
... потому что в начале декабря я пробакланила.

Жорж Санд, "Графиня Рудольштадтская" - я уже ругалась, по-моему, по поводу тайных обществ и прекрасности Консуэло.
Lucy Moore, Anything Goes: a Biography of the Roaring Twenties - собственно, книга о двадцатых годах, преимущественно американских - обзорная, но любопытная, построена по главам - преступность, Голливуд, джаз и черная культура и т.п., причем в каждой главе фокус на какую-нибудь личность. Про Голливуд и про черный ренессанс Гарлема я бы еще почитала.
Robert Capa, Slightly Out of Focus - Капа не только прекрасный фотограф, но и прекрасный рассказчик.
М. Н. Мерцалова, "История костюма" - обзорно, качественно, с картинками, но с темой костюма я по-прежнему паршиво знакома. Но для справок к этому все равно буду возвращаться.
Charles Higham, Kate: The Life of Katharine Hepburn - Кейт прекрасна, и это все знают.
Rae Carson, The Girl of Fire and Thorns - юношеская фэнтези, довольно нестандартная - героиня-принцесса при этом толстушка и книжница, ее выдают замуж по политическим соображениям, и любовями это все не заканчивается - заканчивается политикой.
Жорж Ленотр, "Повседневная жизнь Парижа во времена Великой Французской Революции" - ну, для настолько старой книжки (переводчики тут Тэффи и ее сестра!) не самый плохой вариант, хотя автор пишет в основном о топографии и о своей нелюбви к революционерам.
Naomi Novik, Crucible of Gold - седьмая книга про Отчаянного, все так же люблюнимагу.
Генри В. Мортон, "Прогулки по Европе с любовью к жизни" - сборник очерков. Самый интересный раздел - это очерки о том, как он ездил на флот наблюдать за учениями, остальное слишком ни о чем.
Angela Thirkell, Wild Strawberries - примерно как Вудхаус, только про девушку и лирично, а не юмористично.
Г. Л. Олди, "Приют героев", перечитывала.
Оксана Панкеева, "Распутья. Наследие Повелителя" - ну, я писала про это. Печально, но читабельно.
Andrew Roberts, Waterloo: June 18, 1815: The Battle for modern Europe - короткая книжка, отчетливо-обстоятельный общий охват Ватерлоо.
Alessandro Barbero, The Battle: A New History of Waterloo - очень понравилось, равномерный охват всех армий, не только английской, пояснения о тактике (в частности, очень внятно про колонны, шеренги и каре), заметки о психологическом воздействии (вполне по Кигану).
Алексей Кулаков, "На границе тучи ходят хмуро" - фэнтези про попаданца в формате "сказка для мальчиков". Попаданец, конечно же, крут. Плюс: его планы на "заняться империей" мотивируются воспоминанием о виденном мертвом от голода крестьянском ребенке и нежеланием, чтоб дети умирали. Минус: бодрое отношение к законности (отрубить ухо врагу, нанять наемного убийцу, ограбить банк при возникновении финансовых сложностей).

... и надо бы посчитать, сколько я прочла за год, но лень. Надо в этом году записывать на ГудРидс-таки, удобнее будет считать.

@темы: книги, о прочитанном

07:08 

sugar and spice and everything nice
Прочитала последнюю Панкееву. А она ррраз - и не последняя. Что-то мне от этого грустно стало. Потому что читается-то легко и приятно, а творится-то каша. Я почти готова выступать за законодательное запрещение серий длиной больше книг где-нибудь шести... хотя вон у Браста ж получается. И я даже не уверена, что последней будет следующая книга - там вполне задатки мыльной оперы.

Вообще больше всего внимания в этой книге тому, что я хуже всего воспринимаю - Альфе. Не, мне тамошние персонажи нравятся, но во всей этой интриге с пророчествами и предметами у Ресса я запуталась сразу и намертво (поэтому что там творилось в прошлых книгах с нимфой, я тоже не впотлне поняла). А тут я уже забыла, что это за штука, которую все так заморочно ищут... ну и спецоперация в конце, конечно, весьма драматична, но в то же время отличается каким-то редкостным идиотизмом - особенно со стороны организаторов, которые вот уж точно в Москву через Владивосток ездят.

Еще, честно говоря, ужасно утомил Мафей. Я понимаю, что автор прописал эльфийское медленное взросление, но это же роман, а не риал-тайм, а мы уже книг восемь читаем про то, как Мафей страдает, что старшие его не принимают всерьез, а он все крутеет, но сам толком не осознает, и все страдает насчет старших, и обижается на всю округу, и страдает, и крутеет, и обижается... Очень реалистично, но можно как-нибудь покороче? Чтобы был роман воспитания, а не восемь романов реалистичного отображения психологии подростка.

Ну а в основном - Шеллар очень мил, но автор уже несколько книг как отрывается за счет "злодеев", сначала был лапушка Харган, а теперь лапушка Кайден, которому я соболезновала всю дорогу (и Шеллар, по-моему, уже тоже, мимими). А кроме Шеллара и Матфея больше почти никого толком и не было с Беты.

Вот теперь думаю, не перечитать ли с начала, чтобы понять, что там вообще творится. Может, и перечитаю - несмотря на кашу с сюжетами и перерождение цикла на ходу, он все равно милый.

@темы: фэнтези, о прочитанном, книги

20:03 

Книжные заметки - октябрь

sugar and spice and everything nice
Sam Starbuck, 'Charitable Giving' - этот автор довольно много писал по ГП (Sam Storyteller), и я его читала с удовольствием, поэтому решила попробовать его роман - никакой не оридж, конечно, а просто роман про месяц из жизни одной фирмы в Чикаго. Очень легко и приятно читается, Сэм по-прежнему умеет писать диалоги, единственное, что большинство характеров персонажей не слишком выпуклые, имхо.

Sally Beauman, 'Rebecca's Tale' - когда я услышала, что существует продолжение "Ребекки", от которого вменяемые люди не плюются, а наоборот, рекомендуют, я немедленно его заказала. И в общем, люди были правы: как мне и хотелось, роман создает образ Ребекки, о которой мы от Дюморье, по сути, ничего не знаем, делает ее живой, не превращая в ангела, и все это в рамке "выяснения прошлого двадцать лет спустя", которая разворачивается довольно небанально.

Wyman H. Herendeen, 'William Camden: A Life in Context' - прекрасный образец того, как надо писать этот самый контекст, используя его для дополнения представлений о Кэмдене. Биография в полушаге от социально-интеллектуальной истории.


... и, собственно, все. Когда я вижу, что за месяц прочитано три книги, хочется завопить "Позор, какой позор!" и пообещать исправиться (если кто-то читает эту запись и на данный момент уже начал планировать комментарий про "Это очень много, я вообще одну книгу за два месяца" и т.п., пожалуйста, не надо писать этот комментарий). С другой стороны, хотя я начала Херендина еще в январе, страниц триста из него я прочла именно в октябре; и плюс еще несколько наполовину прочитанных книг имеется. В общем, пора (а) перестать читать восемь книг одновременно, и (б) тупить в десять флент.

@темы: книги, о прочитанном

20:42 

Книжные заметки - сентябрь

sugar and spice and everything nice
Виктор Франкл, "Психотерапия и экзистенциализм" - про Франкла я уже и так много писала, а это сборник статей.

Н. В. Гоголь, "Вечера на хуторе близ Диканьки" - Гоголь все же очень вкусно пишет)

Софокл, "Эдип в Колоне", "Антигона" - не думала, что читаться будет так легко и так цеплять; перевод, наверное, хороший.

Rachel Spangler, "Love Life" и Radclyffe, "The Provincetown Tales. Safe Harbor" - это любовные романы, вполне себе милые, если вам вдруг не хватает флаффа в организме

О. И. Барковец, И. Е. Рыженко "Александр III в Гатчине" - доказательство того, как я мало читаю, это вообще-то текст к альбому фотографий. Теперь хочу в Гатчину (подозреваю, останавливает меня то, что туда не с ближайших вокзалов. Да, я ленивый поросенок)

Дороти Сэйерс, "Наперегонки со смертью". Вообще-то это "Неприятности в клубе "Беллона", и я все еще не знаю, за что наши переводчики так не любят Сэйерс. А роман хороший, особенно срезом жизни - все эти покалеченные Первой мировой мужчины и богемные женщины.

Jill Paton Walsh, "Debts of Dishonour". Я впервые услышала про Уолш, когда ее подрядили дописывать Сэйерс, но это ее собственный роман. Ну... детектив как детектив, уютный. Не уверена, что у меня сложилось какое-то впечатление о характере героини.

Ксения Никонова, "Я и мой король". Помесь любовного романа с девичьей сказкой, прикидывающаяся фэнтези. Я люблю девичьи сказки, но эта книжка сильно бы выиграла, если бы ее вдвое сократили.

Торнтон Уайлдер, "День восьмой". Перечитывала - но прошлый раз был оооооочень давно. Я люблю книги, где автор и его разговоры с читателем играют активную роль, но... я не уверена, что мне нравятся дети Эшли. И не факт, что они не понравились бы мне больше _без_ авторского упора на их особенности. Я вообще не знаю, кто мне тут нравится - возможно, Юстэйсия.

@темы: книги, о прочитанном

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная