• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэтическое настроение (список заголовков)
15:57 

sugar and spice and everything nice
Микола Зеров
Класики

Ви вже давно ступили за поріг
Життя земного, лірники-півбоги,
І голос ваш — рапсодії й еклоги
Дзвенить у тьмі Аїдових доріг.

І чорний сум, безмовний жаль наліг
На берег наш, на скитські перелоги…
Невже ж повік не буде вам спромоги
Навідатись на наш північний сніг?

І ваше слово, смак, калагатія
Для нас лиш порив, недосяжна мрія
Та гострої розлуки гострий біль.

І лиш одна ще тішить дух поета,
Одна відроджує ваш строгий стиль —
Ясна, дзвінка закінченість сонета.

15.12.1921

И русский перевод:

Уже давно ступили за порог
Земного бытия, поэты-полубоги.
И голос ваш, размеренный и строгий,
Звенит во тьме Аидовых дорог.

И чёрный мрак всем грузом скорби лёг
На скифский брег, на наши перелоги.
Ужель вовек нам не найти дороги
К сокровищам рапсодий и эклог?

И ваше слово, вкус, калагатии,
От нас, заброшенных в снега глухие,
Бегут, как сон, как солнечная пыль.

И лишь одна врачует скорбь поэта,
Одна ваш строгий возрождает стиль —
Певучая законченность сонета.

(перевод Б. Лившица)

@темы: поэтическое настроение

16:26 

sugar and spice and everything nice
Zofia

Выйдя из товарного вагона
в азиатской дальней стороне,
полька моисеева закона
написала «Zofia» на стене.

Я увидел синагоги Львова,
долгополых сюртуков квартал...
Азия в дожде была лилова,
дождик «Zofia, Zofia» лопотал.

Площадь вся под тучами лежала,
улыбалась, плакала во сне,
хлеб жевала, вшей в арык бросала
и читала «Zofia» на стене.

Николай Ушаков,
1943, Ташкент

@темы: поэтическое настроение

03:49 

Написано карандашом в запечатанном вагоне

sugar and spice and everything nice
Здесь в этом эшелоне

я Ева

с сыном Авелем

Если увидите моего старшего сына

Каина сына Адама

скажите ему что я


Дан Пагис, пер. Александр Бараш

@темы: история евреев, поэтическое настроение

13:20 

sugar and spice and everything nice
Разговаривали с папой про популярное ныне осуждение классических советских переводчиков за неточность. И тут папа говорит - мол, есть как раз стихотворение Мартынова про проблемы перевода, знаешь? Я говорю - нет, не знаю, про проблемы перевода я навскидку из стихов вспомню только "ты слышишь крик поэта Марциала".

Ну папа мне его прочитал. И правда очень интересное стихотворение... но тут я вспомнила, что отрывок из него я уже слышала, про "но изгибаться, словно дама в танце... я не могу, я существую сам". По-моему, это Чуковский цитировал с комментарием, что "фу-фу, нельзя так к переводу относиться". ... но если читать все стихи целиком, это же не "отношение к переводу" на самом деле, это отмазка! К автору приходят тени поэтов и требуют их перевести, а он отмазывается: и в печать не пропустят, и критики наедут, и вообще я точно не переведу, какой я переводчик, отстаньте! (спойлер: не отстали).

... впрочем, если это и правда у Чуковского я цитату с осуждением встречала, то неудивительно. Чуковский был человек необыкновенный и очень талантливый, но, к сожалению, не очень умный...

@темы: и вправду размышляю вслух, книги, поэтическое настроение

22:09 

sugar and spice and everything nice
15.08.2015 в 07:52
Пишет Jedith:

Маглор в ракурсе небывшего диалога
hannahlit.dreamwidth.org/84970.html
Стихи Ханны и глосса-ответ Кеменкири.

Снова братская диалогичность - на этот раз уже где-то там, на путях несвершившихся невероятностей, но вот что меня никак не оставляет, когда читаю эти стихи: ведь данность эльфийского предвидения и прозрений позволяла видеть многое не только из грядущего, но из неслучившегося. А уж с подсветкой Камня, который держишь в руке, и боли, которая жжет огнем, но тем же огнем и освещает, подсвечивает - видно еще дальше...


* *

Не о камне - его утопить, и всё,
Не вопрос - хватило бы только сил,
Я о брате - к добру ли он был спасен
И о том ли судьбу просил?

Я и сам бы исполнил сыновний долг,
Натворил бы бед из-за тех камней,
Ну, а он незаметно бы дожил до
Катаклизмов последних дней.

И, считай, здоров, и уж точно жив,
И не важно, что вывихнуто плечо,
И прощенье поистине заслужил,
Не виновен почти ни в чем.

* *

Не беда, что вывихнуто плечо -
Мне теперь не скоро играть мечом.
Поиграем в "холодно - горячо",
Потолкуем взглядами ни о чем.

Наше одиночество все сильней,
Каждый - сам в себе, да на самом дне.
И конечно, "беды из-за Камней",
Но вина приходит не к ним - ко мне.

А судьбе вольно из нас цепи вить,
"Поделом" - скажу себе, не солгу.
Я хотел бы сердце остановить,
Да недавно выяснил - не могу.

И тебя не стану просить помочь -
Для чего тебе множить шлейф утрат?...
Наступает тьма. Отступает ночь.
Остается прах.
...Расстаемся, брат.

* *


Дженни Дольфен, старое-старое, и, пожалуй, одно из любимых.

URL записи

@темы: Толкиен, поэтическое настроение

15:21 

sugar and spice and everything nice
Странички прошлого

В лавке с скобяным товаром, два отъявленных лентяя,
Долго роясь, покупаем для ошейника замок.
У меня вид Монте-Кристо, Миша слыл всегда слюнтяем,
От сердечного волнения весь в поту. Насквозь промок.

А потом вдвоем у карты. На носу уже экзамен.
Что-то нам споет «Дедюля» (наш географ) поутру ?!
Тут же с нами Мишин пойнтер. Смотрит умными глазами.
Я влюблен в его собаку, он влюблен в мою сестру.

У меня душа поэта, Миша весь пропах цыганом.
Пса целую прямо в морду, позабыв Смирнова план.
На ошейнике замочек — восемь гривен чистоганом.
Хочешь, получай собаку — отдавай сестру взамен.

Годы столько изменили в всплывшей в памяти картине:
Пойнтер сдох. Сестра в Париже. Мише тридцать восемь лет.
Видный он кооператор на Советской Украине.
Я один лишь неизменен. До сих пор еще — поэт.

Ежи Вышомирский, 1930

@темы: поэтическое настроение

22:41 

sugar and spice and everything nice
Никогда не буду переводить стихи. Безнадежное это занятие, и сегодня попался такой чудесный пример. По работе искала английское стихотворение, и вот его оригинал:

читать дальше

Вот первый перевод:

читать дальше

Вот второй перевод:

читать дальше

@темы: поэтическое настроение

20:32 

Опять Быков

sugar and spice and everything nice
Открытым текстом

Вот думал Гитлер, что успешно свяжет своих земель разрозненную рать, — и весь народ ему спасибо скажет и будет это вечно повторять, поскольку если нация закисла и села на предсказанную мель, не надо ей искать другого смысла, как только собирание земель. Что факельные шествия и марши сильней любых законов и святынь; что можно всех сплотить в едином фарше — лишь образ нацпредателя подкинь; что если упразднить свободу слова — твоей не поколеблют правоты, а обвини в своих грехах другого — и станет он садистом, а не ты. Он утверждал при этом, что славяне — давно рабы, и слава их — в былом (он, собственно, открытыми словами делился этим мненьем за столом); он вовсе не усматривал преграды в народе русском, выбитом на треть, — он полагал, что все там будут рады захватчиков восторженно терпеть. Вполне серьезно (он утратил юмор) считал себя Господнею рукой. Есть фюрер — есть и нация, он думал, а нету — нет и нации такой. Но воины советского гражданства устроили ему такой финал, что он узнал, как сильно заблуждался и как он в людях мало понимал. С тех пор минуло семь десятилетий, но так страна была вразумлена, что резко начинает тяжелеть ей, когда припомнит фюрера она.
Вот думал Геббельс: стоит на полгода все СМИ ему отдать (а год — верней), — из самого культурного народа он сделает разнузданных свиней. А если подпустить публичных казней (химера-совесть больше не болит)... Чем больше ложь, тем верят безотказней; чем громче ложь, тем крепче монолит! Не думайте подробно объясняться. Внушайте дуракам со всех сторон, что миром управляют англосаксы (Америка — их главный бастион). В искусстве нету места извращенцам. Кто модернист, тот, в сущности, еврей. А если вам не нравится Освенцим, то вы враги немецких матерей. Но семь тому назад десятилетий — урок эпохи прост и объясним — весь этот рейх, что назывался третий, пошел на дно, и Геббельс вместе с ним, хоть своего нередко добивался и выглядел талантливым порой, как про него однажды отзывался другой достигший многого герой.
Вот думал Штрайхер, что его не тронут, когда придет заслуженный провал: другие боссы нации утонут, а он же никого не убивал! Он, ничего дурного не содеяв, присядет, может быть, на пару лет, — он просто призывал мочить евреев, но это же свобода слова, нет? Он действовал правительству в угоду, он был сопротивляться не готов, он попросту транслировал народу известия! Из тыла и с фронтов! За что теперь он должен быть повешен и людоедом признан на века — хотя известно всем, что он помешан, как всякий журналист «Штурмовика»? Он журналист, пропагандист, и баста! Но объяснил международный суд, что он довольно сильно ошибался и эти аргументы не спасут.
Законы жизни грозны и жестоки, равно платить рабу и главарю — и нечего отыскивать намеки, я все открытым текстом говорю. Моя страна разделалась с фашизмом, и не за то на фронте был мой дед, чтобы фашизма этого франшизам тут кто-нибудь включал зеленый свет. При нас, как прежде, память и надежда. Да здравствует Победа на века — та, что была, и та, что неизбежна, хотя еще изрядно далека.


И правда совсем в лоб, но хочу, чтобы это у меня тут было. Это, и потом еще девятого помянуть своих погибших - вот и будет праздник день памяти.

@темы: личное, история, поэтическое настроение

10:44 

Быков все же потрясающе оптимистичен

sugar and spice and everything nice
…А между тем благая весть — всегда в разгар триумфа ада, и это только так и есть, и только так всегда и надо! Когда, казалось, нам велят — а может, сами захотели, — спускаться глубже, глубже в ад по лестнице Страстной недели: все силы тьмы сошлись на смотр, стесняться некого — а че там; бежал Фома, отрекся Петр, Иуда занят пересчетом, — но в мир бесцельного труда и опротивевшего блуда вступает чудо лишь тогда, когда уже никак без чуда, когда надежда ни одна не намекает нам, что живы, и перспектива есть одна — отказ от всякой перспективы.
На всех углах твердят вопрос, осклабясь радостно, как звери: «Уроды, где же ваш Христос?» А наш Христос пока в пещере, в ночной тиши. От чуждых глаз его скрывает плащаница. Он там, пока любой из нас не дрогнет и не усомнится (не усомнится только тот глядящий пристально и строго неколебимый идиот, что вообще не верит в Бога).

Земля безвидна и пуста. Ни милосердия, ни смысла. На ней не может быть Христа, его и не было, приснился. Сыскав сомнительный приют, не ожидая утешенья, сидят апостолы, и пьют, и выясняют отношенья:

— Погибло все. Одни мечты. Тут сеять — только тратить зерна.

— Предатель ты.

— Подослан ты.

— Он был неправ.

— Неправ?!

— Бесспорно. Он был неправ, а правы те. Не то, понятно и дитяти, он вряд ли был бы на кресте, что он и сам предвидел, кстати. Нас, дураков, попутал бес…

Но тут прихолит Магдалина и говорит: «Воскрес! Воскрес! Он говорил, я говорила!» И этот звонкий женский крик среди бессилия и злобы раздастся в тот последний миг, когда еще чуть-чуть — и все бы.

Глядишь кругом — земля черна. Еще потерпим — и привыкнем. И в воскресение зерна никто не верит, как Уитмен. Нас окружает только месть, и празднословье, и опаска, а если вдруг надежда есть — то это все еще не Пасха. Провал не так еще глубок. Мы скатимся к осипшим песням о том, что не воскреснет Бог, а мы подавно не воскреснем. Он нас презрел, забыл, отверг, лишил и гнева, и заботы; сперва прошел страстной четверг, потом безвременье субботы, — и лишь тогда ударит свет, его увижу в этот день я: не раньше, нет, не позже, нет, — в час отреченья и паденья.

Когда не десять и не сто, а миллион поверит бреду; когда уже ничто, ничто не намекает на победу, — ударит свет и все сожжет, и смерть отступится, оскалясь. Вот Пасха. Вот ее сюжет. Христос воскрес.

А вы боялись.
запись создана: 24.04.2015 в 00:41

@темы: поэтическое настроение

13:56 

Орлуша вот написал

sugar and spice and everything nice
Это случилось в Москве сегодня.
Не промахнулись стволы подлецов.
В строю российской Небесной Сотни
Правофланговым – Борис Немцов.

За правду четыре пули наградой.
Всего лишь день не дожил до весны.
Красивое место выбрали гады –
С видом на Кремль, в сердце страны.

Над Спасской башней – черные птицы,
Злорадно лыбится их господин.
Борис, Небесная Единица,
Похоже, не долго ты будешь один.

Всегда улыбался, хотел быть первым,
Готовил какой-то новый сюрприз,
И сдали, похоже, ублюдков нервы.
Они боялись тебя, Борис.

Теперь про войну и коррупции кариес,
Про антимайдановских мотокрыс
Пишите Боре, вот новый адрес:
Небесная Сотня. Немцов Борис.


Очень жду, что напишет Быков. ... так вот ты какое, время поэтов.

@темы: плохо, поэтическое настроение

URL
04:10 

sugar and spice and everything nice
... а вообще я вот это быковское повторяю себе уже полгода:

"…Предо мной чумное лежит пространство,
беспросветно, обло, стозевно, зло,
непристойно, мстительно и пристрастно
и зловонной тиною заросло.

Голосит, бормочет, болит, недужит,
поливает «Градом», лелеет «Бук»,
никому не верит, ни с кем не дружит,
ни за что сажает, не помнит букв.

Тут Христос бессилен, а свят Иуда,
кровянист закат, упразднен рассвет.
Я не знаю, что это и откуда.

Доказательств, что это Россия, нет...."

@темы: личное, поэтическое настроение

URL
03:40 

sugar and spice and everything nice
02.02.2015 в 03:14
Пишет tai:

Д. Быков про Родину-мать.
ПАТРИОТИЧЕСКОЕ

читать дальше

URL записи

@темы: поэтическое настроение, от политики не скроешься, личное

URL
23:03 

sugar and spice and everything nice
Непоэтическое у меня настроение.

Наткнулась, не в первый уже раз, на перепост вот этих вот стихов (автор Мишель Вер):

Я же долбаный кинестетик, мне подавай
порельефнее кружку, а в кружке горячий чай;

мне бы только зарыться носом, уткнуться лбом,
и шептать – хоть чужой, но знаком же, знаком, знаком;

мне бы руку в мешок с крупою и там забыть;
я из тех, кто касанием лёгким здоров и сыт;

я из тех, кто, нащупав под свитером тонкий шрам,
сладко морщится; я вообще-то поклонник травм,

швов, царапин и лёгкой небритости; у меня
пальцы голодны, и настолько, что аж звенят,

их бы в бархат бы синий, в глину бы, в пластилин,
в мякоть персичную, в айвовую – хоть один;

их пустить в экспедицию, в пешую, в кругосвет,
вот они огребли веселий бы и побед,

вот вернулись они б истёртые, с ломотой,
но зато не кусала больше б их, но зато

не трепала бы хвост котовий, как чётки, не
топила б себя ни в ванной и ни в вине.

я же долбаный кинестетик, и вместо слов
пальцы душат запястья, молча, до синяков.


Всем читателям и перепостящим обычно нравится. А мне лезет в голову одна мысль - лирическая героиня стихотворения не столько кинестетик, столько истеричка. Кто ей, собственно, мешает в бархат, в глину, в пластилин и так далее вместо того, чтобы издеваться над котом и собой? Она слишком занята страданием по поводу голодных пальцев? :plush:

@темы: и вправду размышляю вслух, поэтическое настроение

21:44 

sugar and spice and everything nice

Say what you will, and scratch my heart to find
The roots of last year's roses in my breast;
I am as surely riper in my mind
As if the fruit stood in the stalls confessed.
Laugh at the unshed leaf, say what you will,
Call me in all things what I was before,
A flutterer in the wind, a woman still;
I tell you I am what I was and more.

My branches weigh me down, frost cleans the air,
My sky is black with small birds bearing south;
Say what you will, confuse me with fine care,
Put by my word as but an April truth,--
Autumn is no less on me that a rose
Hugs the brown bough and sighs before it goes.

 

(Edna St Vincent Millay)

 

 


@темы: поэтическое настроение

22:15 

sugar and spice and everything nice
30.07.2014 в 21:59
Пишет KattyJamison:

Я даже не знаю, что к этому добавить...
Доказательное
26.07.2014
Дмитрий Быков

…И чего галдите, как на вокзале, повторяя свой антирусский бред? Безусловно, сбили. Но вам сказали: доказательств, что это Россия, нет. Заявили вслух, ничего не спрятав. Основной источник довольно крут, и хоть это как бы спецслужбы Штатов, иногда, представьте, они не врут. Там ведется пристальный счет потерям, цэрэушный вывод имеет вес; вообще, мы Штатам ни в чем не верим, но про «Боинг» правда, про «Боинг» йес. И чего бы пресс-секретарь Обамы против нашей власти ни ляпнул вдруг, — знают все, что сроду, что никогда мы, что не мы, не «Боинг», не наш, не «Бук». И хоть мы противны целому свету, мы привыкли к жизни в такой среде. Доказательств, что это Россия, нету. Если нету в Штатах, то нет нигде.

…А еще мерзавцы клевещут ныне, выполняя даллесовский завет, что от нас стреляют по Украине. Доказательств, что это Россия, нет. Аргументы зыбки, а факты утлы. Мы желаем мира, на том стоим. Это к нам, должно быть, прорвались укры и палят предательски по своим. Это их прорыв, а пиндосы рады городить вранье и смущать умы. Говорят, что мы передали «Грады». Не в Донецк, не «Грады», не им, не мы. Наш ответ доносится из-под санкций, из-под гор вранья и волны клевет. Отвечаем искренне, по-пацански: доказательств, что это Россия, нет. Да и прежний «Боинг», что сбил Андропов, ненавистный штатовцам искони, вероятно, жертвою был укропов, и Рейхстаг небось подожгли они. Опровергнув злобно шипящих змиев, заявляем гневно, Фоменко вслед, что и Жанна д'Арк — это тоже Киев. Доказательств, что это Россия, нет. А Россия — космос, Победа, кадры, Енисей, культура, добро, балет. Остальное — это соседи как бы. Доказательств, что это Россия, нет.

…Предо мной чумное лежит пространство, беспросветно, обло, стозевно, зло, непристойно, мстительно и пристрастно и зловонной тиною заросло. Голосит, бормочет, болит, недужит, поливает «Градом», лелеет «Бук», никому не верит, ни с кем не дружит, ни за что сажает, не помнит букв. Тут Христос бессилен, а свят Иуда, кровянист закат, упразднен рассвет. Я не знаю, что это и откуда.

Доказательств, что это Россия, нет.

www.novayagazeta.ru/columns/64589.html

URL записи

@темы: личное, от политики не скроешься, поэтическое настроение

17:32 

sugar and spice and everything nice
Александр Аронов - потрясающий, по-моему, поэт. Потрясающий тем, как цепляет (ну, меня лично) при всей простоте. Кажется, его никто не знает, хотя знают, конечно, все - это он написал "Если у вас нету тети..."

Я уже вешала, кажется, стихи про Варшавское гетто, а пусть будет вот еще это:


Вечерняя молитва горожанина

Я ненавижу продавца.
Швейцара. Нянечку. Монтёра.
Жизнь может кончиться, и скоро, -
Что ж, так и будет до конца?

Таксист, с рубля не давший сдачи,
Не стал от этого богаче.
Да ладно, пусть оно горит.
И для меня не в деньгах дело,
А в том, что он, наглец умелый,
Спасибо, гад, не говорит.

Нет, Боже. Пусть воруют смело.
Меня не видят пусть в упор.
У нас с тобой не в этом дело.
И не об этом разговор.

Пока я здесь таскаю кости,
Пока плетусь в кино и в гости,
Пока мои продлятся дни,
Пока не замер на погосте,
От ненависти, злобы, злости
Меня спаси и сохрани.

@темы: поэтическое настроение

16:17 

sugar and spice and everything nice
Вчера я пропустила день, так что вот он - пятый день стихотворного флэшмоба, и опять Антонио Мачадо (да, я в испанской литературе преимущественно люблю "Поколение 98 года". И еще Хуана Валеру)

О свет Севильи - мой родной чертог,
фонтан, чья песня в памяти не смолкла...
Отец мой в кабинете: эспаньолка,
усы прямые, чистый лоб высок.

Еще он молод. Пишет, а порою
листает книги, думает... Встает,
идет к ограде сада. Сам с собою
о чем-то говорит, потом поет.

Похоже, будто взгляд его сейчас,
смятенный взгляд больших отцовских глаз,
опоры не найдя, в пространстве бродит:

в грядущее течет сквозь глубину
былого и во времени находит
моих волос сыновних седину!

(перевод П. Грушко)

Отец братьев Мачадо, Антонио Мачадо Альварес - фольклорист и антрополог.



А вот сам Антонио:





И оригинал:

@темы: поэтическое настроение

13:47 

Стихотворный фмоб, день четвертый

sugar and spice and everything nice
С Лоркой все сложно. Все окружающие твердо знают одного испанского поэта: Лорку. Все любят Лорку. Все, услышав от тебя слова "испанский язык", вспоминают Лорку.

... для меня Лорка всегда был немножко чересчур. Отчасти из-за того знаменитого "Начинается плач гитары" в переводе Цветаевой - это очень хороший перевод, но с Цветаевой все еще более сложно) Но он все же замечательно музыкален - поэтому вот, пусть будет "Сомнамбулический романс".


Любовь моя, цвет зеленый.
Зеленого ветра всплески.
Далекий парусник в море,
далекий конь в перелеске.

@темы: поэтическое настроение

13:32 

Стихотворный фмоб, день третий

sugar and spice and everything nice
А вот это стихотворение я впервые встретила на испанском - перевод нашла уже к этому фмобу. Случались моменты, когда оно служило мне почти заклинанием.


Синто

Убитого горем
может спасти пустяк —
малейшее отвлечение
памяти или вниманья:
вкус плода, вкус простой воды,
лицо, возвращенное сном,
первый ноябрьский жасмин,
не знающий устали компас,
книга, с потерей которой
уже смирился,
сердцебиенье гекзаметра,
маленький ключ от входной двери,
запах книг и сандала,
старое название переулка,
краски географической карты, —
блеснувшая этимология,
ровно обстриженный ноготь,
позабытая дата,
бой полночных курантов
или внезапная боль.

В культе синто — восемь миллионов богов,
тайком бродящих по миру.
Эти нехитрые божества осеняют нас.
Осенят — и растают.

Хорхе Луис Борхес, пер. Бориса Дубинина

читать дальше

@темы: поэтическое настроение

13:24 

Стихотворный фмоб, день второй

sugar and spice and everything nice
Тоже Мачадо, но другой - талантливое было семейство. А эти стихи я уж точно полюбила в русском варианте - то ли за четкий ритм, то ли за строчку "но на лице ребячьем любопытство превозмогало страх". Хотя в оригинале этой цепляющей меня интонации, конечно, нету... Но я вообще не очень верю в перевод стихов)))

Кастилия

Слепое солнце раскаляет латы,
Огнем летучим воинов кропя.
Дробится в искры на стальном забрале
И полыхает на конце копья.

Слепое солнце, жажда и усталость,
И по степи кастильской стук копыт.
В изгнание, с двенадцатью своими -
В поту, в пыли, в железе - скачет Сид.

Вот постоялый двор - земля и камень -
Он весь закрыт от ставен до ворот.
В ворота бьют копьем -
Шатаются ворота...
А ветер обжигает, солнце жжет.

На гулкий гром ударов отозвался
Серебряный, хрустальный голосок.
И маленькая девочка
Несмело
Открыла дверь и вышла на порог.
Была она и худенькой и бледной.
Одни глаза, да слезы на глазах,
Но на лице ребячьем любопытство
Превозмогало страх.

"Уйдите, добрый Сид! Король убьет нас.
Разрушит этот дом.
И не зерно, а соль посеет в поле,
Распаханном отцом.
Скачите дальше, Сид! Хранит вас Бог,
Несчастье наше не пойдет вам впрок".

И девочка заплакала беззвучно,
Потупясь, воины стояли перед ней,
И в тишине густой и раскаленной
Суровый голос крикнул: "На коней!"

Слепое солнце, жажда и усталость,
И по степи кастильской стук копыт.
В изгнание, с двенадцатью своими -
В поту, в пыли, в железе - скачет Сид.

Мануэль Мачадо, перевод В. Столбова

И оригинал

@темы: поэтическое настроение

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная