Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэтическое настроение (список заголовков)
19:27 

Флэшмобное - Фрост для Katty Jamison

sugar and spice and everything nice
Что-то было

Я, наверно, смешон, когда, склонившись
Над колодцем, но не умея глубже
Заглянуть, - на поверхности блестящей
Сам себя созерцаю, словно образ
Божества, на лазурном фоне неба,
В обрамлении облаков и листьев.
Как-то раз, долго вглядываясь в воду,
Я заметил под отраженьем четким -
Сквозь него - что-то смутное, иное,
Что сверкнуло со дна мне - и пропало.
Влага влагу прозрачную смутила,
Капля сверху упала, и дрожащей
Рябью стерло и скрыло то, что было
В глубине. Что там, истина блеснула?
Или камешек белый? Что-то было.

Перевод Г. Кружкова

И оригинал.

@темы: лемминги маршируют, поэтическое настроение

15:58 

Флэшмобное - Киплинг для Лопоуши

sugar and spice and everything nice
Дети Марфы

Дети Марии легко живут, к части они рождены благой.
А Детям Марфы достался труд и сердце, которому чужд покой.
И за то, что упреки Марфы грешны были пред Богом, пришедшим к ней.
Детям Марии служить должны Дети ее до скончанья дней.

Это на них во веки веков прокладка дорог в жару и в мороз.
Это на них ход рычагов; это на них вращенье колес.
Это на них всегда и везде погрузка, отправка вещей и душ,
Доставка по суше и по воде Детей Марии в любую глушь.

"Сдвинься", - горе они говорят. «Исчезни", - они говорят реке.
И через скалы пути торят, и скалы покорствуют их руке.
И холмы исчезают с лица земли, осушаются реки за пядью пядь.
Чтоб Дети Марии потом могли в дороге спокойно и сладко спать.

Смерть сквозь перчатки им леденит пальцы, сплетающие провода.
Алчно за ними она следит, подстерегает везде и всегда.
А они на заре покидают жилье, и входят в страшное стойло к ней.
И дотемна укрощают ее, как, взяв на аркан, укрощают коней.

Отдыха знать им вовек нельзя, Веры для них недоступен Храм.
В недра земли их ведет стезя, свои алтари они строят там,
Чтобы сочилась из скважин вода, чтобы, в землю назад уйдя,
Снова поила она города, вместе с каждой каплей дождя.

Они не твердят, что Господь сулит разбудить их пред тем, как гайки слетят,
Они не бубнят, что Господь простит, брось они службу, когда хотят.
И на давно обжитых путях и там, где еще не ступал человек,
В труде и бденье - и только так Дети Марфы проводят век.

Двигая камни, врубаясь в лес, чтоб сделать путь прямей и ровней,
Ты видишь кровь - это значит: здесь прошел один из ее Детей.
Он не принял мук ради Веры святой, не строил лестницу в небеса,
Он просто исполнил свей долг простой, в общее дело свой вклад внеся.

А Детям Марии чего желать? Они знают - ангелы их хранят.
Они знают - им дана Благодать, на них Милосердья направлен взгляд.
Они слышат Слово, сидят у ног и, зная, что Бог их благословил,
Свое бремя взвалили на Бога, а Бог - на Детей Марфы его взвалил.

Перевод Д. Закса

Немножко программное - для меня противопоставление Марфы и Марии вполне себе значимо.

Оригинал - и в нем, конечно, не "дети", а "сыновья".

@темы: лемминги маршируют, поэтическое настроение

00:30 

sugar and spice and everything nice
В фейсбуке флэшмоб, но я его сюда притащу: если мне выдать имя какого-нибудь поэта, то я выложу его стихотворение по своему вкусу.

... впрочем, конечно, если мне ничего не выдавать, я рано или поздно все равно что-нибудь выложу по своему вкусу.

Вот так, например:

Мне исполнилось сегодня двадцать лет,
Я не буду ни богат, ни знаменит.
Всюду ливень, всюду сон и легкий плеск —
Слышишь? Чей там голос песню гомонит?

Это пение сквозь шелест и зарю.
Это слякоть, это в парке павший лист.
Это хобо, прикорнувший к фонарю,
Чистый, наглый, одинокий свист.

Борис Лапин

@темы: поэтическое настроение, лемминги маршируют

21:14 

sugar and spice and everything nice
...В этих плоских краях то и хранит от фальши
сердце, что скрыться негде и видно дальше.
Это только для звука пространство всегда помеха:
глаз не посетует на недостаток эха. (с)

@темы: поэтическое настроение

19:34 

Актуальное

sugar and spice and everything nice
Не выходи из комнаты, не исполняй Шекспира.
Зачем тебе иностранец в пространстве русского мира?
Не искушай напрасно своего хранителя-ангела.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Англия.

О, не выходи из комнаты. Максимум – до магазина.
Максимум – вокруг дома, руки убрав за спину.
Разве что - на молебен. Всё остальное – зыбко.
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.

Не выходи из комнаты, из себя, или строя.
Не выходи за рамки режима с пометкой «строгий».
Не умничай. Не высовывайся. Стань незаметней вируса.
Дожидайся ОМОНа, шмона, сноса, доноса, выноса.

(c) Сергей Плотов

@темы: поэтическое настроение, от политики не скроешься

11:28 

sugar and spice and everything nice
Знайомі поховали сина минулої зими.
Ще й зима була такою – дощі, громи.
Поховали по-тихому – у всіх купа справ.
За кого він воював? – питаю. Не знаємо, - кажуть, - за кого він воював.
За когось воював, - кажуть, - а за кого – не розбереш.
Яка тепер різниця, - кажуть, - хіба це щось змінює, врешті-решт?
Сам би в нього і запитав, а так – лови не лови.
Хоча, він би й не відповів – ховали без голови.

На третьому році війни ремонтують мости.
Я стільки всього про тебе знаю – кому б розповісти?
Знаю, наприклад, як ти виспівував цей мотив.
Я знаю твою сестру. Я її навіть любив.
Знаю, чого ти боявся, і навіть знаю чому.
Знаю, кого ти зустрів тієї зими і що говорив йому.
Ночі тепер такі – з попелу та заграв.
Ти завжди грав за сусідню школу.
А ось за кого ти воював?

Щороку приходити сюди, рвати суху траву.
Скопувати щороку землю – важку, неживу.
Щороку бачити стільки спокою і стільки лих.
До останнього вірити, що ти не стріляв по своїх.
За дощовими хвилями зникають птахи.
Попросити б когось про твої гріхи. Але що я знаю про твої гріхи?
Попросити б когось, щоби скінчились нарешті дощі.
Птахам простіше – вони взагалі не чули про спасіння душі.

Сергій Жадан

@темы: поэтическое настроение

22:20 

sugar and spice and everything nice
Сегодня в Израиле умер Ион Деген. Поэт, танкист Великой Отечественной, врач.

Ему было девяносто один, но для таких людей девяносто один - это слишком мало.

berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer5/Solod... - статья о нем.
Есть еще документальный фильм, я его не смотрела - а надо.



Самые знаменитые его стихи:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

@темы: поэтическое настроение, люди, история евреев, история

23:10 

sugar and spice and everything nice
Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.

Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков.

Боже мой, как это гнусно!
Боже – какое паденье!
Танки по Яну Гусу.
Пушкину и Петефи.

Страх – это хамства основа.
Охотнорядские хари,
вы – это помесь Ноздрева
и человека в футляре.

Совесть и честь вы попрали.
Чудищем едет брюхастым
в танках-футлярах по Праге
страх, бронированный хамством.

Что разбираться в мотивах
моторизованной плетки?
Чуешь, наивный Манилов,
хватку Ноздрева на глотке?

Танки идут по склепам,
по тем, что еще не родились.
Четки чиновничьих скрепок
в гусеницы превратились.

Разве я враг России?
Разве я не счастливым
в танки другие, родные,
тыкался носом сопливым?

Чем же мне жить, как прежде,
если, как будто рубанки,
танки идут по надежде,
что это – родные танки?

Прежде чем я подохну,
как – мне не важно – прозван,
я обращаюсь к потомку
только с единственной просьбой.

Пусть надо мной – без рыданий
просто напишут, по правде:
«Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге».

Евгений Евтушенко.
23 августа 1968 г

@темы: поэтическое настроение

URL
17:14 

Еврейский квартал Варшавы, 1939 год

sugar and spice and everything nice


На заголовок на ютюбе обращать внимания не нужно - это лето 1939 года, нет еще никаких гетто. Просто люди. Люди, которые пока еще живы (я сразу вспомнила фотографии Альтера Кацизне - то же пугающее чувство окна в уничтоженный мир. И - фото в краковском музее, пустой квадрат среди полей в галицийской деревушке, "здесь было еврейское кладбище")

... как ни странно, у меня нет здесь стихотворения Виславы Шимборской "Еще".

(Перевод Анатолия Гелескула)

@темы: поэтическое настроение, история евреев, видео

20:35 

sugar and spice and everything nice
Стихи мои, наемшись дырбулщей,
захорошели, завелись, запели,
закапали, как капельки капели,
пронизывая существо вещей,

и чем проникновенней, тем тощей,
и вот уж на просвет заголубели,
раскачиваясь в утлой колыбели
на том дубу, где чахнет царь Кащей.

Над золотом заутренней земли,
над позолотой луковок и маков
раскачиваясь по влеченью звуков,
по излученью лучников и луков,
трепещет смысл от до-диез до ми-
бемоля, золотист и зодиаков.

Наталья Горбаневская

@темы: поэтическое настроение

17:14 

sugar and spice and everything nice
Ты, страна моя, радость и горе
И заветный мой смысл в разговоре,
Ель-начальница на косогоре,
А в любви признаваться тебе
Есть большие любители, мне бы
Помолчать: все признанья нелепы,
Дух не любит железные скрепы
И угрюмые лица в толпе.

Вот избавилась ты от евреев,
Махинаторов и брадобреев,
Комбинаторов и прохиндеев,
Растворилась и хлопнула дверь.
Кто на скрипке играть тебе будет,
Кто журналы читать твои будет,
Кто обиду сглотнет и забудет,
Кто смешить тебя будет теперь?

Фет стихи посылает Толстому,
Дарит Чехову снег и солому
Левитан, увидав по-другому
Эту радость с тоской пополам.
Загораются звезды средь мрака,
Это Пушкину нравится тяга
И случайность в стихах Пастернака,
Это Тютчеву мил Мандельштам.

А. Кушнер

@темы: поэтическое настроение

20:59 

sugar and spice and everything nice
Только сегодня прочитала, что в декабре умерла поэт и переводчик с польского Наталья Астафьева. Ей было девяносто четыре и она на год пережила своего мужа, поэта и переводчика Владимира Британишского. Наверное, так правильно, но все равно грустно.

Вот ее перевод популярного в интернетах стихотворения "Кот в пустой квартире" Виславы Шимборской:

Умереть — так с котом нельзя.
Ибо что же кот будет делать
в пустой квартире.
Лезть на стену.
Отираться среди мебели.
Ничего как бы не изменилось,
но всё как будто подменили.
Ничего как бы не сдвинуто с места,
но всё не на месте.
И вечерами лампа уже не светит.

На лестнице слышны шаги,
но не те.
Рука, что клала рыбу на тарелку,
тоже не та, другая.

Что-то тут не начинается
в свою обычную пору.
Что-то тут не происходит
как должно.
Кто-то тут был и был,
а потом вдруг исчез,
и нег его и нет.

Обследованы все шкафы.
Облазаны все полки.
Заглянуто под ковер.
Даже вопреки запрету
разбросаны бумаги.
Что тут еще можно сделать.
Только спать и ждать.

Ну пусть он только вернется,
пусть только покажется.
Уж тут-то он узнает,
что так с котом нельзя.

Надо пойти в его сторону,
будто совсем не хочется,
потихонечку,
на очень обиженных лапах.
И никаких там прыжков, мяуканий поначалу.

... собственно, варианты перевода этого стихотворения я и искала, когда нашла сообщение о ее смерти. Вот еще два:

Перевод Анастасии Байздренко

Перевод Владимира Луцкера

В них тоже есть удачные моменты, но астафьевский, по-моему, лучший.


И вот еще из переводов Астафьевой:

Анна Свирщиньска, из цикла стихов о Варшавском восстании:

читать дальше

Ежи Харасымович

читать дальше

@темы: поэтическое настроение

11:17 

sugar and spice and everything nice
THE SECOND COMING

W. B, Yeats, 1919
Turning and turning in the widening gyre
The falcon cannot hear the falconer;
Things fall apart; the centre cannot hold;
Mere anarchy is loosed upon the world,
The blood-dimmed tide is loosed, and everywhere
The ceremony of innocence is drowned;
The best lack all conviction, while the worst
Are full of passionate intensity.

Surely some revelation is at hand;
Surely the Second Coming is at hand.
The Second Coming! Hardly are those words out
When a vast image out of Spiritus Mundi
Troubles my sight: a waste of desert sand;
A shape with lion body and the head of a man,
A gaze blank and pitiless as the sun,
Is moving its slow thighs, while all about it
Wind shadows of the indignant desert birds.

The darkness drops again but now I know
That twenty centuries of stony sleep
Were vexed to nightmare by a rocking cradle,
And what rough beast, its hour come round at last,
Slouches towards Bethlehem to be born?

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ (пер. Г. Кружкова)

Все шире – круг за кругом – ходит сокол,
Не слыша, как его сокольник кличет;
Все рушится, основа расшаталась,
Мир захлестнули волны беззаконья;
Кровавый ширится прилив и топит
Стыдливости священные обряды;
У добрых сила правоты иссякла,
А злые будто бы остервенились.

Должно быть, вновь готово откровенье
И близится Пришествие Второе.
Пришествие Второе! С этим словом
Из Мировой Души, Spiritus Mundi,
Всплывает образ: средь песков пустыни
Зверь с телом львиным, с ликом человечьим
И взором жестким и пустым, как солнце,
Влачится медленно, скребя когтями,
Под возмущенный крик песчаных соек.
Вновь тьма нисходит; но теперь я знаю,
Каким кошмарным скрипом колыбели
Разбужен мертвый сон тысячелетий,
И что за чудище, дождавшись часа,
Ползет, чтоб вновь родиться в Вифлееме.

@темы: поэтическое настроение

13:32 

sugar and spice and everything nice
На любителя — погода...
Головой касаешься небосвода —
задеваешь серый тяжелый
полог...
зато на земле уют...
Распрямляются голые ветки, когда струи
бьют...
А на землю падают
капли...
Они расцвели
на стволе...
Видишь,
люди бродят по лужам
осторожными
цаплями...

(с) Вера Френкель

@темы: поэтическое настроение

20:46 

КАМЕШЕК

sugar and spice and everything nice
камешек создание
совершенное

равный себе самому
стерегущий свои границы

наполненный целиком
каменным содержаньем

запах его ничего не напоминает
ничего не тревожит вожделенья не вызывает

его пыл и холодность
обоснованны и полны достоинства

чувствую тяжкий укор
когда он в моей руке
и его благородное тело
пронизывает фальшивое тепло

камешки не дают себя приручить
до конца они будут на нас смотреть
взглядом спокойным очень ясным


Збигнев Херберт, перевод Анатолия Ройтмана

@темы: поэтическое настроение

17:20 

sugar and spice and everything nice
Увечері везли віолончель,
немов джмеля, дрімотного й німого,
як запліталась порохом дорога,
лягаючи трубою на плече.
Як бубон, бився волохатий жаль,
на поворотах автострада тихла,
і ластівок ласкаве чорне пікколо
ліпилось, як гніздо, до етажа
безлистих посвистів осінніх крон
(Плането душ! Ти вигорілий кратер!).
Рвав вітер на шматки далекий трактор
і поніч рвав, мов стінки хорих бронх.
Шуміли шини, шастали колеса
і пересохлий сипався пісок
у кузов. Угорі літак прокреслювався,
мов у відьомське зловлений ласо, —
робив віраж управо — аж до місяця,
і крихкотіли зорі на льоду
нічного безгоміння. Раптом виткався
ставок під фарами. Болотний дух
убгався в плеса, кумканням застелені.
Шофер, почувши жаб’ячий оркестр,
на гальма тиснув: од шляху за метр
ставок доходив форм віолончельних.
А в кузові її німий округ
гамує хрипи хорого музики.
Пливуть над ставом перехлипи тихі
і дикі перехлюпи темних рук.

(c) Василь Стус

@темы: поэтическое настроение

14:25 

sugar and spice and everything nice
Странное с утра настроение, перечитываю стихи Олега Григорьева - как я их в детстве любила, до сих пор многое помню.

Про электрика Петрова не буду, а то вдруг пропаганда :), а вообще:

Старая, слабая бабушка
Оставила дома ключик.
Звонила старая бабушка,
Но не открыл ей внучек.
Старая бабушка ухнула,
В дверь кулаком бахнула,
Дубовая дверь рухнула,
Соседка на кухне ахнула,
Качнулся сосед на стуле,
Свалился с кровати внучек.
Упала с полки кастрюля
И бабушкин маленький ключик.

и


Мой приятель Валерий Петров
Никогда не кусал комаров.
Комары же об этом не знали
И Петрова часто кусали.

и

Встаньте с этого дивана,
А не то там будет яма.
Не ходите по ковру -
Вы протрёте там дыру.
И не трогайте кровать -
простынь можете помять.
И не надо шкаф мой трогать -
У вас слишком острый ноготь.
И не надо книги брать -
Их вы можете порвать.
И не стойте на пути…
Ах, не лучше ль вам уйти?

и

- Яму копал?
- Копал.
- В яму упал?
- Упал.
- В яме сидишь?
- Сижу.
- Лестницу ждешь?
- Жду.
- Яма сыра?
- Сыра.
- Как голова?
- Цела.
- Значит живой?
- Живой.
- Ну, я пошел домой!

и

Вечером девочка Мила
в садике клумбу разбила.
Брат ее мальчик Иван
тоже разбил - стакан!

@темы: поэтическое настроение

15:57 

sugar and spice and everything nice
Микола Зеров
Класики

Ви вже давно ступили за поріг
Життя земного, лірники-півбоги,
І голос ваш — рапсодії й еклоги
Дзвенить у тьмі Аїдових доріг.

І чорний сум, безмовний жаль наліг
На берег наш, на скитські перелоги…
Невже ж повік не буде вам спромоги
Навідатись на наш північний сніг?

І ваше слово, смак, калагатія
Для нас лиш порив, недосяжна мрія
Та гострої розлуки гострий біль.

І лиш одна ще тішить дух поета,
Одна відроджує ваш строгий стиль —
Ясна, дзвінка закінченість сонета.

15.12.1921

И русский перевод:

Уже давно ступили за порог
Земного бытия, поэты-полубоги.
И голос ваш, размеренный и строгий,
Звенит во тьме Аидовых дорог.

И чёрный мрак всем грузом скорби лёг
На скифский брег, на наши перелоги.
Ужель вовек нам не найти дороги
К сокровищам рапсодий и эклог?

И ваше слово, вкус, калагатии,
От нас, заброшенных в снега глухие,
Бегут, как сон, как солнечная пыль.

И лишь одна врачует скорбь поэта,
Одна ваш строгий возрождает стиль —
Певучая законченность сонета.

(перевод Б. Лившица)

@темы: поэтическое настроение

16:26 

sugar and spice and everything nice
Zofia

Выйдя из товарного вагона
в азиатской дальней стороне,
полька моисеева закона
написала «Zofia» на стене.

Я увидел синагоги Львова,
долгополых сюртуков квартал...
Азия в дожде была лилова,
дождик «Zofia, Zofia» лопотал.

Площадь вся под тучами лежала,
улыбалась, плакала во сне,
хлеб жевала, вшей в арык бросала
и читала «Zofia» на стене.

Николай Ушаков,
1943, Ташкент

@темы: поэтическое настроение

03:49 

Написано карандашом в запечатанном вагоне

sugar and spice and everything nice
Здесь в этом эшелоне

я Ева

с сыном Авелем

Если увидите моего старшего сына

Каина сына Адама

скажите ему что я


Дан Пагис, пер. Александр Бараш

@темы: история евреев, поэтическое настроение

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная