• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:47 

Stand up and be counted

sugar and spice and everything nice
Сегодня народу на Марсовом поле было, кажется, меньше, чем год назад. Народу меньше, но больше ощущение собранности и осознанности.

Ветер был очень сильный, особенно на Неве. Посреди Троицкого моста на прислоненных к перилам стойках заграждения - букет цветов и табличка "Немцов мост".



У Горьковской продавщица цветов говорит знакомой: "И берут, и берут, по два цветка, по четыре, не знаю, что за оказия".

Из разговоров в толпе:

- На этой неделе ходила с подружкой на "Зимнюю сказку".

- ... как не стыдно? (немолодая женщина - группе парней)
- А что мне стыдиться, я пришел, - отвечает ей один из парней.
- А другие?
- А я с другими себя не ассоциирую.

- ... нам очень повезет, если сохранится частная собственность, а уж свобода и демократия...

- Почти уже дошли, вот только мост перейдем, - это отец маленькой дочке, и очень оптимистично, мы только заходили на Троицкий мост.

- ... в такой холод куда-то идти, да еще за это не похвалят, не отметят - кому это нужно?
- Ну, судя по мосту, много кому, - отвечает собеседник.

- В Англии тоже когда-то кровь лилась, прежде чем она стала демократической.
- Ну да, мы отстаем лет на пятьсот...

- И вот я загадала, что если уберут этот огромный памятник Ленину с нашей центральной площади! В Харькове-то памятник еще осенью повалили, а у нас... Огромный, огромный памятник, и вот я загадала, что уберут его - значит, будет Украина нормальная европейская страна, демократическая. И вот его демонтируют постепенно, я так счастлива, что до этого дожила!
- А вот у нас в России... - говорит со вздохом ее собеседница.



На Марсовом поле на этот раз луж нет, подморозило и снежок хрустит. И опять много флагов. Я уже знаю, что скандинавский крест на желтом фоне - флаг Ингерманландии.

"И год назад я осознал, что нами правят не просто жулики и воры, а жулики, воры и убийцы", - говорят с трибуны.

Еще говорят о том, как хорошо, что много молодежи, и наверное, ее много - но на самом деле мне нравится, что много всяких разных людей. Обычных людей, которым понадобилось сюда прийти. Я не знаю, что они могут сделать, и смогут ли, но они все-таки есть.

@темы: город, от политики не скроешься, точка опоры

20:15 

sugar and spice and everything nice
Сижу перекладываю открытки с видами Англии в новый альбом. Переживаю, что плохо знаю географию - внутренний зануда хотел бы разложить все по графствам. Ну может, когда-нибудь...

Каких только нет... от Биг-Бена до цветочных полей в Корнуолле (но я бы еще хотела, конечно). Самые для меня интересные-любимые, наверное - старинная цветная открытка с видом на пирс в Брайтоне и крыша норфолкской церкви, послужившей прототипом церкви в "Девяти портных" Дороти Сейерс.

Новые открытки я сканировать стала, как получаю - со смутной мыслью каталог сделать - а старые, конечно, сил нету.

@темы: открытки, инстинкт коллекционера

23:04 

sugar and spice and everything nice


Видеопрезентация "Нобунаги". Мне пока все нравится) Концепция Тоетоми и Акэти в духе "двое из ларца", Чапи с нагинатой, входная ария Нобунаги. Ревюшный костюм, с которого презентация начинается, правда, не нравится - но я надеюсь, в ревю она это быстро снимет)))

@темы: видео, любимая труппа, цветочек лиловый

14:22 

Еще о русской гимназии 1911 года

sugar and spice and everything nice
"Сегодня принес я своим словесницам их домашнюю работу. Часть писала об «интеллигенции 90-х гг. по произведениям Вересаева»... Потом перешел к сочинениям о Вересаеве, из которых самым слабым, вопреки ожиданию, оказалась работа И-и. Эта девушка, в общем весьма неглупая, оказалась совершенно невежественной в области истории русской общественной мысли и в сфере политико-экономических учений. Поэтому, взявшись писать о марксизме, она написала о нем всякие нелепости, т<ак> к<ак> писала только на основании повестей Вересаева, не прочитав даже никаких статей об эпохе 90-х гг. и о марксизме. Пришлось по поводу разных мест ее сочинения много говорить о марксизме и русской интеллигенции 80-х и 90-х гг. ... В общем же, по поводу ее работы, приходится опять вспомнить прежние бурные годы, когда такая развитая девушка едва ли бы обнаружила в области общественных вопросов подобное невежество."

@темы: история, книги, чужими словами

23:29 

Сегодня

sugar and spice and everything nice
20:55 

sugar and spice and everything nice
Потихоньку читаю "Повседневная жизнь старой русской гимназии" - по сути, педагогический дневник учителя словесности Николая Шубкина, преподававшего в женской гимназии в Барнауле в 1911-1914 годах.

Пока завораживают "их нравы":

"8 января
Вот прошли и праздники. В первый день я не думал спрашивать учениц, но сам накануне усиленно подготовлялся, чтобы занять их рассказом нового. Однако оказалось, что труды мои пропали даром. Ученицы не только не могли отвечать, но не могли и слушать, так как явились в класс только в самом ничтожном количестве. Да, не скоро раскачивается русский человек, особенно после праздника."

"Сегодня на уроке словесности в VIII классе, когда я вызвал одну ученицу, другие стали говорить, чтобы я не ставил им балла за ответы, по крайней мере для первого дня; так как баллы отбивают у них охоту заниматься. Я возражал, что раз с нас требуют четвертных баллов, то должны же мы иметь для вывода их какие-нибудь данные; не выставляя же баллы за отдельные предметы, невозможно запомнить, кто какие знания обнаружил в эту четверть. Постоянная же оппонентка моя И-и пошла еще дальше и говорила, что когда обязывают прочесть известное произведение, то его не хочется читать. Я же говорил, что раз мы проходим известный курс, то почему же учитель не может заранее предвидеть, для пользы самих же учениц, какие произведения будет разбирать, чтобы ученицы могли заблаговременно прочесть их."

" Взявши при начале урока книжку для записи отсутствующих, я увидал в одной фамилии грубую ошибку. Мельком взглянув на подпись двух дежурных, я спросил: «Кто это из вас «М-ва» через «а» написал?» Вопрос был задан между прочим, и никакого особенно серьезною значения я ему не придавал. Как вдруг ученица Б-ва, бывшая в тот день дежурной (вместе с другой ученицей) и отличавшаяся вообще своей безграмотностью, принимает это за какое-то оскорбление по своему адресу и спокойно, но иронически отчеканивает мне, что мой поступок «некрасив» и что я поступаю «непедагогично». Я был так ошеломлен этой выходкой, что не нашелся что либо дельное возразить ей, хотя чувствовал себя вполне правым; а Б-ва еще несколько раз повторила свои выражения. ... Всего же больнее было оскорбление, нанесенное мне в начале урока Б-вой. Это была пощечина, и притом пощечина, как мне кажется, незаслуженная. "

"Сегодня день «забастовок». По приходе в V класс я услышал голоса, толкующие об общем отказе. Когда стал записывать в журнал, бойкие девочки А. и Б. стали обращать мое внимание на доску, где было, очевидно, написано об отказе. Но я как будто не слыхал и стал записывать отказы отдельных учениц, подошедших к столу. Тогда зашумели и остальные, говоря, что отказываются все. Я немного разгорячился и отослал всех на место, сказав, что это «безобразие», так как урок особенного ничего не представлял (было задано наизусть стихотворение Кольцова «Лес»). Была вызвана одна ученица, которая и ответила урок, причем в затруднительных случаях многие ей подсказывали. Я отметил эти факты, говорящие о том, что ученицы на самом деле знают урок. А в конце урока, когда уже вполне успокоился, еще раз вернулся к попытке отказа, объяснил, что такое злоупотребление нравом отказа вредит тем из их подруг, которые имеют действительно уважительные причины для отказа, и пригрозил, что в случае другого подобного отказа я не буду принимать отказов и от отдельных учениц.
В перемену стали меня осаждать восьмиклассницы, заявляя, что урок по педагогике показался им слишком трудным и они не могут его отвечать (в предыдущий раз я им рассказывал об ощущениях, что и было задано). Я возражал, что надо было повнимательнее записывать, что я говорил, и посерьезнее разобраться в этом. Когда пришел в класс, на столе лежала бумажка с надписью: «Милый Н. Ф.! Не сердитесь на нас за наш отказ». Об отказе же речи не подымалось. Я стал спрашивать, и обе спрошенные ученицы ответили удовлетворительно, причем одна, оказывается, даже проштудировала этот отдел по Челпанову, что я и поставил другим в пример.
Расстались, в общем, вполне мирно. Причиной для отказа и в том, и в другом случае была некоторая трудность урока (в V классе несколько затруднял язык стихотворения, а в VIII классе новизна самого предмета — психологии), но трудность вполне преодолимая, что и обнаружилось на деле. Поэтому я и счел необходимым не давать хода таким отказам. И в том и в другом классе ученицы, видимо, сами осознали неосновательность общего отказа. Но всего лучше то, что дело окончилось мирно."

" А на последнем уроке (педагогике) ученицы начали заранее отказываться в количестве чуть не половины класса, хотя я без предварительного рассказа не задаю им ни одного урока и вчера я рассказывал им целый час. Это возмутило меня; я стал говорить, что, очевидно, рассказывать для них совершенно бесполезно, что они совсем не желают работать; а в заключение объявил, что раз они злоупотребляют отказами, то больше отказов я не принимаю."

... а вот совсем другая история:
"Недавно случайно узнали, например, в каком положении находится одна из наших учениц (шестиклассница А-ва). Она дочь бедного крестьянина, который не в силах ее содержать. И вот девушка за квартиру и хлеб поступила в кухарки в семью одного столяра. По утрам она встает в половине шестого, доит коров, стряпает хлебы, угощает ребят и потом идет в гимназию; а после уроков опять хозяйничает, не брезгая никакой черной работой и не получая за это даже жалованья. Приходится удивляться, как при таких условиях она смогла еще порядочно учиться."

@темы: история, книги, чужими словами

20:26 

Ух ты

sugar and spice and everything nice


И еще до кучи Нобунага с супругой. :)


запись создана: 15.02.2016 в 10:47

@темы: цветочек лиловый, любимая труппа, цветочек лиловый: фотографии

15:57 

sugar and spice and everything nice
Микола Зеров
Класики

Ви вже давно ступили за поріг
Життя земного, лірники-півбоги,
І голос ваш — рапсодії й еклоги
Дзвенить у тьмі Аїдових доріг.

І чорний сум, безмовний жаль наліг
На берег наш, на скитські перелоги…
Невже ж повік не буде вам спромоги
Навідатись на наш північний сніг?

І ваше слово, смак, калагатія
Для нас лиш порив, недосяжна мрія
Та гострої розлуки гострий біль.

І лиш одна ще тішить дух поета,
Одна відроджує ваш строгий стиль —
Ясна, дзвінка закінченість сонета.

15.12.1921

И русский перевод:

Уже давно ступили за порог
Земного бытия, поэты-полубоги.
И голос ваш, размеренный и строгий,
Звенит во тьме Аидовых дорог.

И чёрный мрак всем грузом скорби лёг
На скифский брег, на наши перелоги.
Ужель вовек нам не найти дороги
К сокровищам рапсодий и эклог?

И ваше слово, вкус, калагатии,
От нас, заброшенных в снега глухие,
Бегут, как сон, как солнечная пыль.

И лишь одна врачует скорбь поэта,
Одна ваш строгий возрождает стиль —
Певучая законченность сонета.

(перевод Б. Лившица)

@темы: поэтическое настроение

19:50 

sugar and spice and everything nice
А вот и видеонарезка первого дня "Кеншина". Ну как видеонарезка, четыре с половиной минуты шоу, а дальше финал и речи :) Но все ж таки.


@темы: цветочек лиловый, дети юки-онны, видео, аниме

20:53 

sugar and spice and everything nice
Посмотрела "Ян Карский и властители человечества" (в нашем прокате "Ян Карский - праведник мира", но это, конечно, не то).

Потрясающий фильм. Нет, не так - потрясающий человек, и фильм, который смог это показать.

Я не знаю, на самом деле, как про это писать, поэтому моменты.

Карский, лет в восемьдесят: "У меня очень хорошая память, почти фотографическая... я до сих пор помню наизусть где-то треть "Пана Тадеуша".

Проводник, водивший его по гетто, чтобы он потом рассказал союзникам, что делают с евреями, твердил: "Смотрите! Запоминайте!". Карский умер в 2000 году, и видно, что помнил до последнего дня (удивительная осанка, манера держаться - и удивительная чуткость. В самом начале - кадры из съемок Клода Ланцманна для фильма "Шоа", где Карский у себя дома начинает рассказывать про Холокост - и не выдерживает, выходит из кадра. Он не говорил об этом много лет, Ланцманн его уговорил сняться, ссылаясь на его долг перед историей. Он преподавал в университете много лет, и его студенты не знали о его прошлом - но чувствовали, что особенный человек).

Тот его путь на Запад, с докладом о гибели евреев, был не первым, он и до того курьерские миссии выполнял. А тут его "сдали", и у границы его взяло гестапо. Он рассказывал: "Боялся, что не выдержу, а я же всех знал..." Могу себе представить: целое подпольное государство (книга, которую он написал в Америке еще во время войны, называется "История тайного государства") и курьеры, которые поддерживают его связь с правительством в изгнании - конечно, он всех знал. Он пытался покончить с собой, не вышло. Его освободили подпольщики, у которых был приказ - сделать все, чтобы организовать его побег, а не получится - убить. Не найдя организаторов побега, немцы расстреляли тридцать два человека заложников.

В Англии ему сказали - нет, ну это ужасно, но мы же не можем предпринимать особые меры для спасения евреев! Другие народы тоже страдают! Что скажут французы, голландцы? Не боитесь ли вы, что ваш народ вас не поймет? Что скажет Сталин - Россия так страдает, а мы будем предпринимать меры для спасения евреев! ... до сих пор, до сих пор почти любой разговор об убийстве евреев встречает это "но другие народы тоже страдают", но я не знала, что началось уже тогда.

По пути в Америку Карский рассказывает польскому консулу в Канаде Бжезинскому - и этот разговор слышит маленький сын консула Збигнев - "В городах восточной Польши не осталось евреев". "Как это - не осталось?" говорит консул. "Что вы имеете в виду?"

"Я вам не верю", говорит Карскому друг и советник Рузвельта, судья Франкфуртер. Польский посол, присутствующий на их встрече, вскидывается: "Как вы можете говорить, что он врет?" "Я не говорю, что он врет," отвечает Франкфуртер. "Я говорю, что я ему не верю".

О встрече с Рузвельтом Карский рассказывает так, что видно - она стоит у него перед глазами. "Настоящий властелин мира," говорит он. Повторяет жесты, наклон головы. "В Польше убивают евреев," сказал Карский Рузвельту. "Не беспокойтесь," ответил ему Рузвельт. "Дело свободы непременно победит. Когда мы победим, все виновные будут наказаны. Мы поддержим ваш народ, вы всегда можете рассчитывать на нашу поддержку. А вот кстати, Польша же сельскохозяйственная страна - это ваших лошадей немцы используют в России?"

... фильм совмещает анимацию и документальные съемки, и после того, как Карский пересказывает эти слова Рузвельта, на экране рисунок - лошади в упряжке, неподалеку колючая проволока.

Карский до конца жизни считал, что он потерпел поражение. Не справился с порученной ему миссией.

изображение

@темы: Польша, история, история евреев, кино-таки будет, люди, праведники мира

20:13 

sugar and spice and everything nice
А вот и фото с такаразучного "Кеншина" пошли.


@темы: аниме, цветочек лиловый

14:19 

sugar and spice and everything nice
В воскресенье закончился чемпионат Европы по фигурному катанию. Очень интересный был чемпионат, хотя те выступления, что больше всего зацепили и запомнились, вовсе необязательно были у медалистов. Хочу сюда вывесить самое-самое для меня.

Мужчины, 4 место - Флоран Амодио (Франция)

Флоран уходит из спорта, это его последний чемпионат. И на прощание он выдал все, что мог: я редко такую эмоциональную волну от выступления спортсмена получаю.



Женщины, 14 место - Джада Руссо (Италия)

Джада иногда лажает с прыжками тут, но это неважно - важен тут танец и история, прожитая на льду.



Танцы, 1 место - Габриэлла Пападакис/Гийом Сизерон (Франция)

А вот тут и форма, и содержание, все на месте, и вообще...


@темы: фигурное катание, видео

20:39 

Географический флэшмоб

sugar and spice and everything nice
Самая северная точка, в которой я побывала - это Сортавала (61°42′00″ с. ш.)
Самая южная - Эйлат (29°33′00″ с. ш.)
Самая западная - Манчестер (2°14′00″ з. д.)
Самая восточная - Мацудо, префектура Чиба (139°54′11″ в. д.)

@темы: лемминги маршируют, путешествия

16:26 

sugar and spice and everything nice
Zofia

Выйдя из товарного вагона
в азиатской дальней стороне,
полька моисеева закона
написала «Zofia» на стене.

Я увидел синагоги Львова,
долгополых сюртуков квартал...
Азия в дожде была лилова,
дождик «Zofia, Zofia» лопотал.

Площадь вся под тучами лежала,
улыбалась, плакала во сне,
хлеб жевала, вшей в арык бросала
и читала «Zofia» на стене.

Николай Ушаков,
1943, Ташкент

@темы: поэтическое настроение

21:34 

Погоды стоят странные, но не без приятности

sugar and spice and everything nice
Помню, был разговор о том, что такое финские сани. Так это вот что:

изображение

@темы: фотографии

23:16 

sugar and spice and everything nice
Заходил к нам сегодня знакомый, большой кошатник. Конечно, пошел знакомиться с Юки, очень напористо, но очень аккуратно. На морде и всей личности Юки было написано совершенно бесценное выражение - "Надо бы возмутиться таким нахальством, но гладят же как-то все недосуг...".

Тем временем на Новый год мне досталось аж два альбома на магнитной пленке, как я хотела для открыток - и сегодня я наконец один из них освоила. Как раз хватило места для всех моих открыток японской тематики, и немножко впрок осталось. ... теперь надо бы решить, какой тематике уделить второй альбом. Что из своей коллекции я больше всего хочу упорядочить? Что туда влезет целиком? Не-японской Азии, наверное, маловато будет - даже если с Америкой; может, Англию? Надо посчитать все заранее...

@темы: мяу, открытки, смешная штука жизнь

22:52 

sugar and spice and everything nice
Я очень мелочная личность)

Объявили основные роли на "Нобунагу" труппы Луна, а меня больше всего продолжает волновать вопрос усов. Ну они же обойдутся без усов для Нобунаги, правда? Масао совсем не идут усы! Они не могут быть так жестоки, чтобы выпускать ее на последнее шоу с усами! Даже "лысый" парик и то лучше.

А так у нас, значит, имеются Нобунага, Но-химэ, Акэти Мицухидэ и Тоетоми Хидэеси, плюс какой-то итальянский рыцарь. Рыцаря играет Тамакичи (ах, зря! Из всей этой милой компании Тамакичи больше всего идут японские костюмы!), значит, он будет играть какую-то важную роль. Он будет соблазнять Но-химэ? Он будет соблазнять Нобунагу? Он убьет Нобунагу? Он спасет Нобунагу и удалится с ним в рассвет? Он научит Нобунагу секретному боевому танцу? (ну это же рок-мюзикл)

... поживем - увидим. И посмотрим, какие роли для мусумэяку (хочу что-нибудь приличное в синко для Токи-тян. О-Ити? Но ей не особо должна пойти О-Ити...)

@темы: любимая труппа, цветочек лиловый

15:47 

sugar and spice and everything nice
Как россиянка влюбилась в украинский язык - очень любопытная статья. И про то, как вообще человек влюбляется в чужие языки и культуры, и про то, как у нас с изучением украинского.

"... мальчик, сейчас ему лет 15-16 ... сказал, что заинтересовался украинским языком с четырех лет. Он ездил в Украину и видел там упаковки, на которых написано "Пластівці" или "Сік", и ему нравилось, что это написано на другом языке, но похожем на его родной русский" - чем-то близкая мне мотивация. Похожий-но-другой - это завораживает.

@темы: люди, ссылки, языки

22:23 

И еще из Фрумкиной

sugar and spice and everything nice
Про политическую обстановку - от диссидентских дел до научных интриг - выбирать цитаты, конечно, сложно. И я кое-что про это читала, но все равно - фантастическая, фантастическая атмосфера... пусть она никогда не вернется.


"Мои теперешние ученики и младшие собеседники тогда как раз родились. Они встретили перестройку малыми детьми или в крайнем случае — подростками. Им трудно представить, что человек, изгнанный из института типа нашего, в особенности если он был еврей или за ним числилось нечто «политическое», практически не имел шансов вернуться к науке. При том, что количество рабочих мест для людей с филологическим образованием и так было очень мало, везде требовали еще и «чистую анкету». Спрос на уроки английского был невелик. Никаких негосударственных организаций не было и в помине. В большинстве случаев гуманитарию вообще невозможно было заработать на жизнь, не выйдя из прежней среды."

"Гром мог грянуть откуда угодно. Например, рядовой сотрудник подавал заявление на выезд. Тут же «за отсутствие бдительности» увольняли его начальника. Новый начальник на всякий случай разгонял всю прежнюю команду. На моих глазах так распадались лаборатории и отделы. Когда отдельные казусы сложились в типичную схему, стало считаться непорядочным, если люди «подавали», предварительно не увольняясь «по собственному желанию».
Главной издержкой подобных обстоятельств была эрозия человеческих отношений. Характерный для нашего общества дух нетерпимости в сочетании с неуважением к самоценной личности Другого сильно этому способствовал. Жизнь ведь сложнее не только описанной схемы, но и любой схемы вообще. То, что для одних было достаточной причиной не увольняться заранее, для других оборачивалось пренебрежением к их судьбе и праву на автономный выбор.
Иксов оказался на улице, потому что Игреков решил эмигрировать. Так Иксов впервые на своей шкуре почувствовал, что его судьбой реально может распорядиться кто угодно — в том числе Игреков, который был слишком замордован жизнью, чтобы думать о ком-либо, кроме своей семьи. Зеткинда тоже уволили. Но Иксов все же устроился в соседний институт, а Зеткинда, некогда кончившего мехмат с отличием, не брали даже в среднюю школу учителем. Теперь они не здоровались. А ведь когда-то считали себя людьми одной судьбы."

"Я ненавижу усиленно тиражируемый миф о том, что социализм сделал наших людей вялыми и не способными на инициативу, ибо они якобы привыкли надеяться на государство. Это не надежда, а полная зависимость, напоминающая состояние рядовых солдат посреди театра военных действий: прикажут — будет атака; прикажут — отступление. Можно ли сказать, что солдат надеется на генералов?
Эта зависимость пока лишь возрастает. Захотят закрыть Академию наук — закроют, захотят не выпускать за границу брюнетов — не выпустят; захотят, чтобы любая дрянная бумажка заверялась нотариусом, а не домоуправлением, — будем записываться к нотариусам за неделю и стоять часами в любую погоду во дворе конторы." ... это из письма апреля 1991 года.

22:49 

sugar and spice and everything nice
А вот это еще из Фрумкиной - про то, как она тяжело заболела, и как именно ее лечили.

читать дальше

@темы: чужими словами, люди

Неискоренимая привычка размышлять вслух

главная